Заседание дискуссионного клуба «Валдай»21.10.2021 20:27

Заседание дискуссионного клуба «Валдай»

Тема
этого года – «Глобальная встряска – XXI: человек, ценности, государство». Четырёхдневная программа форума насчитывает более 15 сессий, участие в которых организовано как в очном, так и в онлайн-формате.

* * *

Ф.Лукьянов:
Добрый вечер, уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья! Дорогие гости и члены
клуба «Валдай»!

Я рад вас
приветствовать на заключительной сессии XVIII ежегодного заседания Международного
дискуссионного клуба «Валдай». И с особым чувством, как всегда, приглашаю на сцену нашего дорогого гостя – Президента Российской Федерации Владимира
Владимировича Путина.

Здравствуйте, Владимир
Владимирович! Очень рады видеть Вас снова воочию, потому что в прошлом году в силу известных обстоятельств общались плотно, но через стекло, и вот наконец-то жизнь возвращается обратно.

В этом году наше
заседание прошло невероятно насыщенно и с большим накалом. Наверное, многие
сейчас в мире истосковались по живому общению и по обсуждению острых тем. И что
интересно, мы сами того не ожидали, но как-то вырулили на то, что международную
политику сейчас обсуждать, конечно, важно, нужно, но это не самое главное,
потому что она, конечно, меняется, но пандемия её не перевернула. А вот то, как
живут общества, люди, как строятся отношения людей в этой новой ситуации,
отношения обществ и государств – вот это, собственно, всё и определяет, и у нас
такой линией это всё проходило.

Думаю, что мы об этом
сегодня поговорим. А пока я с удовольствием приглашаю Вас выступить.

В.Путин:
Уважаемые участники пленарного заседания, дамы и господа!

Прежде всего хочу вас
поблагодарить за то, что вы приехали в Россию и принимаете
участие в мероприятиях Валдайского клуба.

Как всегда, в ходе
таких встреч вы поднимаете острые, насущные проблемы, всесторонне обсуждаете
вопросы, которые без преувеличения актуальны для людей во всех странах
мира. И в этот раз главная тема форума поставлена прямо, достаточно
резко, я бы даже сказал, – «Глобальная встряска – XXI:
человек, ценности, государство».

Действительно, мы живём
в эпоху грандиозных перемен. И если позволите,
то по традиции я тоже позволю себе выступить со своими
соображениями по поводу повестки дня, которую вы сформулировали.

Вообще, эта фраза –
«жить во времена перемен» – может показаться уже обыденной, слишком
часто мы её произносим. Да и та самая эпоха перемен началась довольно
давно, изменчивое состояние стало привычным. Возникает вопрос: стоит ли
акцентировать на этом внимание? Я тем не менее согласен с теми,
кто формулировал повестку дня этих встреч: конечно, стоит.

В последние
десятилетия многие вспоминают китайскую поговорку. Китайский народ мудрый,
у него много мыслителей и много всяких ценных мыслей, которые мы
и сегодня можем использовать. Одна из них, как известно, –
не дай бог жить в эпоху перемен. Но мы в ней уже живём,
хотим мы того или нет, и перемены эти всё глубже, всё фундаментальнее. Так
что вспомним и кое-что другое из китайской мудрости: слово «кризис»
состоит из двух иероглифов – здесь наверняка есть представители Китайской
Народной Республики, если я в чём-то ошибаюсь, они меня
поправят – так вот два иероглифа: «опасность» и «возможность».
А как говорят уже у нас, в России, «борись с трудностями
умом, а с опасностями – опытом».

Конечно, мы должны
осознавать опасность и быть готовыми ей противодействовать, противостоять,
и не одной, а многим разноплановым опасностям, которые возникают
в эпоху перемен. Но не менее важно вспомнить о второй
составляющей кризиса – о возможностях, которые нельзя упустить. Тем
более что кризис, с которым мы имеем дело, – концептуальный, даже
цивилизационный. По сути, это кризис подходов, принципов, определяющих
само существование человека на земле, и нам всё равно придётся их
серьёзно переосмысливать. Вопрос – в какую сторону двигаться,
от чего отказываться, что пересматривать или корректировать. При этом
убеждён, что за подлинные ценности нужно побороться, отстаивая их всеми
силами.

Человечество вступило
в новый период более трёх десятилетий назад, когда были созданы главные
условия для окончания военно-политического и идеологического
противостояния. Уверен, вы об этом много говорили на площадках этого
дискуссионного клуба, наш Министр иностранных дел выступал, тем не менее
некоторые вещи мне придётся повторить.

Тогда,
в то время, начался поиск нового баланса, устойчивых отношений
в социальной, политической, экономической, культурной, военной сферах,
опоры для мировой системы. Искали эту опору, но надо признать, что пока
обрести её не удалось. А те, кто после окончания холодной войны,
об этом мы тоже много раз говорили, почувствовали себя победителями, скоро
ощутили, несмотря на то что им казалось, что они забрались на самый
Олимп, скоро ощутили, что и на этом Олимпе почва из-под ног уходит –
теперь уже у них, и никто не в силах остановить мгновение,
каким бы прекрасным оно ни казалось.

В общем,
к постоянной переменчивости, непредсказуемости, к постоянному
транзиту мы вроде бы должны уже приспособиться, но этого также
не произошло.

Добавлю, что
трансформация, свидетелями и участниками которой мы являемся, иного
калибра, чем те, что неоднократно случались в истории человечества,
во всяком случае из тех, что мы знаем. Это не просто сдвиг
баланса сил или научно-технологический прорыв, хотя и то, и другое
сейчас тоже, конечно, имеет место. Мы сегодня столкнулись с одновременными
системными изменениями по всем направлениям: от усложняющегося
геофизического состояния нашей планеты до всё более парадоксальных
толкований того, что есть сам человек, в чём смысл его существования.

Давайте попробуем оглянуться
вокруг. И ещё раз скажу: я позволю себе высказать те мысли, которые
считаю близкими.

Первое. Климатические
деформации и деградация окружающей среды столь очевидны, что даже самые
беспечные обыватели неспособны от них отмахнуться. Можно продолжать вести
научные споры о механизмах происходящих процессов, но невозможно
отрицать, что эти процессы усугубляются и надо что-то делать. Природные
катаклизмы – засухи, наводнения, ураганы, цунами – практически
чуть ли не нормой стали, мы к этому начали привыкать. Достаточно
вспомнить разрушительные, трагические наводнения в Европе минувшим летом,
пожары в Сибири – примеров очень много. Не только
в Сибири – у наших соседей в Турции какие пожары были,
в Соединённых Штатах, вообще на Американском континенте. Любое геополитическое,
научно-техническое, идейное соперничество просто в таких условиях, иногда
кажется, теряет смысл, если его победителям будет нечем дышать или нечем
утолить жажду.

Пандемия коронавирусной
инфекции стала очередным напоминанием о том, как хрупко наше сообщество,
насколько оно уязвимо, а самой главной задачей становится обеспечение
безопасного существования человека, стрессоустойчивости. Чтобы повысить шанс
на выживание в условиях катаклизмов, нужно будет переосмыслить, как
организована наша жизнь, как устроено жилище, как развиваются или должны
развиваться города, каковы приоритеты хозяйственного развития целых государств.
Повторю: безопасность – один из главных императивов; во всяком
случае, сегодня это стало очевидным, и пусть кто-то попробует сказать, что
это не так, а потом объяснит, почему оказался не прав и почему
оказались не готовы к кризисам и потрясениям, с которыми
сталкиваются целые народы.

Второе.
Социально-экономические проблемы человечества обострились до степени, при
которой в минувшие времена случались потрясения всемирного масштаба: мировые войны, кровопролитные общественные
катаклизмы. Все говорят о том, что существующая модель капитализма – а это сегодня основа общественного устройства
в подавляющем большинстве стран – исчерпала себя, в её рамках нет больше выхода
из клубка всё более запутанных противоречий.

Повсеместно,
даже в самых богатых странах и регионах, неравномерное распределение
материальных благ ведёт к усугубляющемуся
неравенству, прежде всего неравенству возможностей – и внутри обществ, и на международном уровне. Отмечал этот
серьёзнейший вызов и в своём выступлении на Давосском форуме недавно, в начале года. А все эти проблемы, конечно, грозят нам существенными, глубокими общественными расколами.

Больше того, в ряде государств и даже целых регионов
периодически возникает кризис продовольствия. Наверное, мы ещё поговорим об этом, но есть все основания полагать, что этот кризис будет усугубляться в ближайшее время и может достичь крайних форм. Упомянуть нужно ещё и дефицит
воды, электроэнергии – об этом, наверное, тоже сегодня поговорим, –
не говоря уже о проблемах бедности, высокого уровня безработицы или отсутствия
должного медицинского обеспечения.

Всё это остро осознаётся отстающими странами, которые теряют веру в перспективу догнать лидеров. Разочарование подхлёстывает агрессию, толкает людей в ряды экстремистов.
У людей в таких странах нарастает чувство неоправдавшихся,
несбывшихся ожиданий, ощущение отсутствия каких-либо жизненных перспектив не только для себя, но и своих детей. Именно это приводит к поиску лучшей доли, к неконтролируемой миграции, что в свою очередь создаёт предпосылки для
социального недовольства [граждан] уже более благополучных государств. Мне
здесь ничего объяснять не нужно, вы видите сами всё, своими глазами, да и лучше
меня даже, наверное, в этом разбираетесь.

Да и других острых социальных проблем, вызовов, рисков в благополучных ведущих
державах, как уже отмечал, хватает. Так что многим уже не до борьбы за влияние
становится – тут надо, что называется, со своими бедами разобраться.
Гипертрофированная, резкая, порой агрессивная реакция общества, молодёжи на меры по борьбе с коронавирусом во многих странах показала – и я хочу это
отметить, надеюсь, что кто-то уже до меня, выступая на различных площадках, об этом сказал, – так вот я думаю, что она показала, что инфекция стала
только поводом: причины социального раздражения,
недовольства намного глубже.

Важно
отметить и другое. Пандемия коронавируса,
которая теоретически должна была сплотить людей в борьбе с такой
масштабной общей угрозой, стала не объединяющим, а разъединяющим фактором.
Причин тому много, но одна из главных в том, что решения проблем начали искать
в привычных схемах – разных, но привычных, а они-то как раз и не работают.
Точнее, работают, но часто, наоборот, как ни странно, на ухудшение положения.

Кстати
говоря, Россия многократно призывала, и сейчас ещё раз повторю этот призыв,
отбросить неуместные амбиции и работать
вместе, сообща. Поговорим, наверное, ещё об этом, но что я имею в виду – всё понятно. Говорим о необходимости совместной борьбы с коронавирусной
инфекцией. Но даже по гуманитарным соображениям – я имею в виду сейчас не Россию, бог с ними, с санкциями в отношении России, но санкции сохраняются по тем государствам, которые крайне нуждаются в международной помощи, – нет,
ничего такого не происходит, всё сохраняется по-прежнему. А где же
гуманистические начала западной политической мысли? На деле, оказывается,
ничего нет, болтовня одна, понимаете? Вот что на поверхности оказывается.

Далее. Технологическая революция,
впечатляющие
достижения в области искусственного интеллекта, электроники, коммуникаций,
генетики, биоинженерии, медицины открывают колоссальные возможности, но они же
ставят в прикладном плане философские, моральные,
духовные вопросы, которыми ещё недавно задавались только
писатели-фантасты. Что будет, когда техника превзойдёт человека по способности
мыслить? Где предел вмешательства в человеческий организм, после которого
человек перестаёт быть самим собой и превращается в какую-то иную сущность?
Каковы вообще этические границы в мире, в котором возможности науки и техники становятся практически
безграничными, и что это будет значить для каждого из нас, для наших потомков,
причём уже ближайших потомков – для наших детей и внуков?

Названные
изменения набирают обороты, и их, безусловно, не остановить, потому что они
носят, как правило, объективный характер, и реагировать на их последствия
придётся всем вне зависимости от политического устройства, экономического
состояния или преобладающей идеологии. На словах все государства заявляют о приверженности идеалам сотрудничества,
готовности вместе работать над решением общих проблем, но это именно, к сожалению, на словах. На деле же происходит прямо противоположное, и пандемия,
повторю, только подстегнула негативные тенденции, которые наметились давно, а теперь только усугубляются. Подход в духе «своя рубашка ближе к телу»
окончательно стал нормой, теперь этого даже и скрывать не пытаются, а зачастую даже этим кичатся, выставляют напоказ.
Эгоистические интересы полностью взяли верх над понятием общего блага.

Дело,
конечно, не только и не столько в злой воле тех или иных государств и пресловутых элит. Всё, на мой взгляд, сложнее,
в жизни вообще редко встретишь только чёрное и белое. Каждое правительство,
каждый лидер отвечают прежде всего перед своими согражданами, понятное дело.
Главное – обеспечить их безопасность, спокойствие и благосостояние. Поэтому
международные, транснациональные темы никогда не будут столь же важны для
руководства стран, как внутренняя стабильность. Это, в общем-то, нормально,
правильно.

Продолжение следует.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top