Грузино-югоосетинский конфликт 2008 года не был триггером расхождений РФ и ЕС — Дмитрий Медведев18.09.2021 11:30

Грузино-югоосетинский конфликт 2008 года не был триггером расхождений РФ и ЕС - Дмитрий Медведев

Вооруженный конфликт августа 2008 года, когда Грузия напала на Южную Осетию, не был началом ухудшения отношений России и Запада, на протяжении последующих лет сохранились и контакты, и продуктивное обсуждение различных вопросов. Об этом в интервью германской телекомпании «Дойче велле» заявил заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев, занимавший в 2008-2012 годах пост президента РФ.

Отвечая на вопрос, можно ли назвать события августа 2008 года началом охлаждения в отношениях между Западом и Россией, Медведев сказал: «Нет, нельзя, просто потому, что условно коллективный Запад, Германия и, на мой взгляд, в тот период и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель проявили достаточный запас мудрости, для того чтобы не разрушить отношения с Россией».

Медведев не считает, что происходившее тогда стало «тем триггером, который запустил механизм расхождения между Россией и Европейским союзом». «Именно в силу того, что и Германия, и другие страны Европейского союза (за исключением, может быть, совсем небольших, страдающих фантомными болями, стран Прибалтики и вечно русофобской Польши), большинство этих стран все-таки смогло сохранить курс на удержание отношений с Россией в разумных пределах», — пояснил зампред Совбеза.

Он рассказал об одной из своих встреч с Меркель в Сочи 15 августа 2008 года, когда после протокольной части переговоров беседа продолжилась во время прогулки у моря. «Она мне говорит: «Знаешь, мне вообще сказали, что рядом с тобой лучше ничего не говорить, а может, даже и руку не жать во время встречи». Я говорю: «Ну значит, ты нарушила то, что тебе говорили, эти самые рекомендации», — поделился воспоминаниями Медведев. По его мнению, в таком подходе проявился характер канцлера ФРГ — «ей что-то советовали, а она поступила все-таки по-своему». «И, на мой взгляд, абсолютно правильно. Потому что в конечном счете, несмотря на этот очень сложный эпизод в развитии и наших отношений, и тем более нашей страны, мы тогда не порвали контакты. Наоборот, мы объяснились, каждый остался при своем, но в то же время мы сохранили общий уровень взаимопонимания, который к тому времени сложился», — пояснил зампред СБ.

«Наши оценки, естественно, разошлись, хотя, как я помню, и она, и президент Франции (Николя Саркози, был президентом Франции с 2007 по 2012 гг. — прим. ТАСС) прекрасно понимали, что не мы были инициаторами всех этих событий, что речь шла действительно о нападении со стороны грузинского руководства, вернее сказать, о решении, принятом бывшим грузинским президентом [Михаилом Саакашвили], авантюре, которую он предпринял, посоветовавшись с американцами, по всей вероятности, в июле и начале августа 2008 года, за которые он был наказан», — подчеркнул Медведев.

«Но события развивались дальше таким образом, что мне пришлось принять решение не только о применении силы, о проведении специальной войсковой операции, но потом и о признании двух этих отколовшихся частей Грузии (Южной Осетии и Абхазии), признании их в качестве субъектов международного права», — напомнил заместитель председателя СБ. «Но даже это в конечном счете, несмотря на расхождения в позиции, не помешало нам продуктивно обсуждать самые разные вопросы на протяжении последующих лет», — указал он.
ИА Рес

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top