Репрессии 1937 года как продолжение геноцида осетинского народа 1920 года03.11.2020 09:54

Репрессии 1937 года как продолжение геноцида осетинского народа 1920 года«Центр обязал чекистов Осетии арестовать и уничтожить 500 буржуазных националистов. Тут же из Осетии поступило заявление: 500 для нас мало – добавьте еще 250», – история свидетельствует, что эти 250, к счастью, так и не были добавлены, но спущенный из Центра первоначальный план чекисты выполнили полностью и этот известный фрагмент из «Архипелага ГУЛАГ» как нельзя лучше свидетельствует о масштабности репрессий, которым подверглась Осетия и ее южная часть в частности.

…В эти дни в России и на всем постсоветском пространстве вспоминали жертв политических репрессий. Вспоминали 37-ой год, в миллионный раз подвергали переосмыслению роль Сталина в кровавых и трагичных событиях тех далеких лет, вспоминали людей, судьбы которых зачастую перечеркивали ярлыки «врага народа» и перемололи жернова системы НКВД. Безусловно, история, спустя долгие десятилетия, прошедшие после того временного периода, по-разному оценивает роль «вождя народов» Сталина в трагических событиях, но именно в период сталинского режима Юго-Осетинская автономная область, вопреки какой-либо вменяемой логике еще ранее оказавшаяся в составе Грузинской ССР, подверглась всяческим негативным явлениям, почти на два десятилетия превратившись в своеобразную колонию, где грузинский шовинизм под пологом удушающей «дружбы народов» проводил эксперименты над осетинским народом, с остервенением пытаясь свести на нет все достижения малочисленной нации.

Против осетин, оказавшихся волею большевиков в едином территориальном пространстве с грузинами, со всей беспощадностью была развернута политика национального уничтожения. Ахсар Бежанти, юрист, последние годы занимающийся исследованием темы геноцида осетинского народа первой половины ХХ столетия, считает период кровавого террора продолжением политики геноцида, который Грузия развязала в 1918-1920 годах ХХ столетия. «Если в 1920 году огромное количество осетин, проживающих в южной части Осетии, была уничтожена физически, то еще одна часть народа, которая в событиях кровавого 1920 года принимала самое активное участие в борьбе с врагом, с тех пор оказалась под пристальным вниманием политической элиты Грузии, – говорит А. Бежанти. – 1920-ый год проявил десятки национально ориентированных представителей народа. Это были люди для своего времени образованные, авторитет которых в обществе был непререкаем. Своего рода пассионарии, имеющие все предпосылки к тому, чтобы повести свой народ к лучшему будущему и в сфере просвещения, и в сфере народного хозяйства. Именно на уничтожение этих представителей национальной элиты и были рассчитаны реваншистские планы грузинских националистов, вынашиваемые еще с 1920 года. И 1930-ые весьма кстати этому поспособствовали».

По мнению Бежанти, период кровавого террора, развязанного по всему СССР, фактически развязал руки грузинскому национализму. Именно из Тбилиси в Южную Осетию направлялись так называемые карательные «тройки», за несколько лет уничтожившие весь цвет осетинской национальной элиты. «Если мы посмотрим на состав «троек», которые направлялись в Юго-Осетию с 1936 по 1939 год, то там с постоянством фигурируют три фамилии: Гоглидзе, Церетели, Талахадзе, – говорит Ахсар Бежанти. – К системе административного управления Юго-осетинской области эти люди отношения не имели, зато пользовались большим доверием Берия, а Гоглидзе и вовсе был его ближайшим помощником. Все они после смерти Сталина проходили по делу Берия и были расстреляны».

При этом, если рассматривать непосредственно исполнителей политики геноцида, то нельзя не отметить еще одну очень важную деталь. «Очень много говорится и о том, что в карательных акциях против осетин принимали участие свои же, представители НКВД осетинской национальности, – говорит Ахсар Бежанти. – Нельзя исключать этого полностью, однако при исследовании исторических источников и документов, с которых уже в постперестроечные годы был снят гриф «секретно», мы можем убедиться, что дело не только в приказах, которые издавались в высоких кабинетах в Тбилиси. Непосредственные исполнители репрессивных мероприятий в подавляющем большинстве были грузинами. Очень много пострадавших от репрессивной политики непосредственно и среди самих сотрудников НКВД осетинской национальности. Только в период с 1932 по 1937 год состав юго-осетинского НКВД пять раз менялся полностью. Не исключено, что по причине неподчинения приказам, спускаемых из республиканского центра. Таким образом, уже к 1937 году фактически весь состав НКВД Южной Осетии был укомплектован выходцами из Грузии и справиться с задачей по уничтожению лучших представителей осетинского народа для тех, кто задумал этот очередной геноцид, уже не представлялось невозможным».

Параллельно с физическим уничтожением лучших представителей нации, начался и так называемый культурный геноцид. В 30-40-ые годы, вплоть до начала 50-х, по всей Южной Осетии с переменным усилением закрывались национальные школы, осетинских детей заставляли учить незнакомую грузинскую вязь, сводилось на нет издательство литературы на родном языке и т.д. Понимающих ущербное и угнетенное положение южных осетин в самой осетинской автономии было в те годы немало. В начале 30-ых годов в Южной Осетии сформировалась интеллигенция, которую сегодня многие вполне обоснованно характеризуют как «золотая». Именно на период расцвета этой высокообразованной и невероятно патриотичной национальной элиты приходится огромный прорыв во многих сферах жизни осетинского народа, главным направлением которого, безусловно, можно считать достижения в области национальной науки, литературы и культуры, на которых они, в принципе, базируются и сегодня. Но 1937 год перечеркнул многое, если не все. Были расстреляны сотни ярких, многогранных личностей, еще сотни были сосланы в лагеря, откуда они, в большинстве своем, так и не смогли вернуться. Несложно представить, какого масштабного потенциала лишилась осетинская нация после сталинских репрессий, если пройтись по отдельности по каждой из личностей. Рутен Гаглоев – блестящий инженер, общественный деятель, писатель, публицист, актер, педагог. Личность настолько многогранная, что рассказать о нем, и не упустить какое-либо направление его деятельности – дело заведомо невозможное. Но уже одно лишь то, что именно Рутен Гаглоев выносил и предложил, причем обоснованно, с собственным видением проекта, идею прокладки Рукского тоннеля через Большой Кавказский хребет, говорит о роли этой личности в истории своего народа. Он был расстрелян в 1937-ом. Еще один яркий и многогранный представитель осетинской интеллигенции – Александр Тибилов – один из основателей юго-осетинского педагогического института, общественный и научный деятель. Попал в категорию «врагов народа» за предпочтение идеалов национальной идеологии. Александр Тибилов умер в заточении при невыясненных обстоятельствах… Биографии десятков молодых поэтов и писателей также оборвались в один и тот же год – в печально известном 37-ом. Осетинская литература так и не смогла раскрыть их творческий потенциал, многие представители молодой литературной интеллигенции так и погибли в безвестности… При этом с уверенностью можно сказать одно – интеллигенция, национальная элита за последующие десятилетия так и не смогла оправиться от масштабного потрясения эпохи кровавого террора. «Если говорить о моральной составляющей беды, которая обрушилась на осетинский народ в 30-ые годы ХХ столетия, то она не менее ущербна по своей сути,

чем потери физические, – говорит юрист Ахсар Бежанти. – Отголоски кровавого террора наш народ фактически преследовали еще многие десятки лет, в отдельных случаях вплоть до разрушения СССР. Жизнь сотен наших соотечественников, родных и близких репрессированных в 30-ые годы была фактически перечеркнута под всякими надуманными ярлыками вроде «дочь врага народа» или «сын врага народа» и т.д.

Конечно, многие из репрессированных в 30-ые были реабилитированы после смерти Сталина, но это коснулось не всех. Если мы имеем факты о сотнях репрессированных, то количество людей, жизнь которых, без преувеличения, оказалась во многом перечеркнутой из-за родства с «врагами народа» исчисляется тысячами. То есть грузинская политика геноцида не просто стерла с лица земли цвет осетинской нации, но и значительно смогла задушить ее естественное продолжение».

Вообще, затрагивая тему политических репрессий, нельзя ограничиваться лишь исследованием 30-ых годов и 1937 в частности, поскольку множество других искалеченных судеб выходят за рамки этого временного периода. Репрессии не прекращались и в период Великой Отечественной, и после. В истории Южной Осетии множество имен, перечеркнутых репрессивной махиной. Яркий пример тому – судьба писателя Алексея Букулова, прошедшего всю Великую Отечественную, вернувшегося на Родину с пошатнувшимся здоровьем и в последствии обвиненном в… измене Родине и все потому, что имел неосторожность высказаться в защиту осетинского языка. Проблема ущемления прав родного языка в очередной раз со всей остротой встала перед оставшейся после 37-го года немногочисленной прослойкой осетинской интеллигенции уже в конце 40-ых. Несмотря на явную опасность, в этот период, а именно осенью 1949 года, в Цхинвале создается подпольная патриотическая организация «Рæстдзинад», в которую вошли пятеро юношей. Лев Гассиев, Гоги Бекоев, Заур Джиоев, Хазби Габуев и Владимир Ванеев в условиях строжайшей конспирации готовили листовки с содержанием текстов об истинном положении в Южной Осетии и ночью тайно расклеивали их по городу. Более того, молодые люди хотели донести позицию осетинского народа об объединении севера и юга до Кремля, где, как им по юношеской наивности казалось, об истинном положении осетин в составе ГССР не знали. Вскоре ребят арестовали. Унижения, допросы, лагерные, далеко нерадужные, будни – это лишь малая доля испытаний, через которые пришлось пройти пятерке единомышленников. Им повезло вернуться домой живыми – после смерти Сталина, в первые годы хрущевской оттепели молодые люди были реабилитированы. Всего, начиная с 1930-ых и заканчивая началом 50-ых годов прошлого века в Южной Осетии жертвами политических репрессий стали около полутора тысяч человек.

Рада Дзагоева

Газета Республика

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top