Жизнь без «Фарна»03.11.2020 09:52

Жизнь без «Фарна»Город-крепость Цхинвал, располагавшийся вдоль правого берега реки Лиахвы, был окружен каменной стеной, которая с течением времени достраивалась, обновлялась и переносилась в связи с образованием городского поселения вокруг крепости. Фрагменты крепостных стен города, которые еще можно было видеть в начале 1980-х годов, датируются XVII веком, так говорят легенды, а также результаты историко-археологических исследований. В начале XVIII века внутри крепости построили церковь Пресвятой Богородицы в восточно-византийском стиле с элементами григорианской архитектуры.

Спустя четыреста лет после последней перестройки крепости, на том месте, где когда-то располагались две из шести башен малой крепостной стены, инженеры современной строительной мысли воздвигли двухэтажную коробку из стекла и бетона. Здание обозначили как универсальный магазин «Фарн». Бетон тогда был качественный, здание получилось крепким и устойчивым и прослужило до начала 90-х годов. На втором этаже можно было приобрести одежду и обувь, а на первом – справа от входа, за рядами бытовой техники и осветительных приборов был уголок виниловых пластинок, все покупали там записи «Битлз», «АББА» и советских бардов.

Глубоко внизу под шедевром советского строительства остался подземный ход, шедший с холма к берегу Лиахвы, вода в которой в те времена, конечно, была питьевой и полной рыбы. В домах на возвышенности тоже жили цхинвальцы, но сеть подземных коммуникаций в средневековье была обязательным атрибутом крепостей, монастырей и дворцов на случай осады. Вход в подземный лаз был обнаружен на лужайке рядом с выложенным камнем спуском от нынешнего здания Парламента. Рабочие строили здесь еще одну «коробку» из стекла и бетона, поэтому не стали заморачиваться, а просто засыпали углубление щебнем. Построенное сооружение назвали магазином «Детский мир», это была советская франшиза: каждому городу в СССР полагался «Детский мир», типовые здания средних школ примерно на 600 учеников, жилые пятиэтажные корпуса на 60 квартир, кинотеатр, спортивная школа и колхозный рынок. Инфраструктура советских городов не отличалась большим разнообразием, но недостатка в необходимых объектах быта, образования, здравоохранения и культуры население не испытывало. Почему цхинвальцы привязались к универсальным магазинам так же сильно и трогательно, как немцы к своему Кельнскому собору, легко объяснить. Это часть их городского детства: покупаешь на втором этаже «Детского мира» очередные пионерский галстук и поясок с костром на бляхе (взамен, как правило, утерянных в спортзале на физре), а на сдачу берешь в крошечной кондитерской у входа огромный эклер с безумно вкусным заварным кремом, и ты счастлив на целый день. Возможно, в средневековье на этом самом месте были лавки с глиняной посудой или мастерские ремесленников – портных или сапожников – или же дозорных укреплений, как и положено на возвышенностях. Большой пятикупольный храм, располагавшийся на той же возвышенности, в годы беспросветного советского атеизма был снесен, наверное, как неподдающийся восстановлению, хотя фрагмент стены и входа в храм сохранился по сегодняшний день. Скверики с фонтаном в практичные советские времена были явным излишеством и полагались только центральным площадям, поэтому на освободившемся месте построили обычную пятиэтажку, решив жилищный вопрос 60 семей на том месте, где раньше звонил колокол и, наверняка, где-то поблизости находился погост.

Что в это смутное время находилось в Храме Рождества Пресвятой Богородицы, точно сказать не беремся. По советской традиции храмы часто становились складами или еще какими-то подсобными помещениями. Уже в наше время главный храм Аланской Епархии обнесли стеной и благоустроили ее территорию и прилегающую площадь. Позже рядом появилась статуя Архангела Михаила, а площадь получила название Соборной. Есть у нее и второе название – площадь Павших защитников Отечества.

Со временем скверик напротив храма тоже облагородили, поставив там уже два памятника – Алгуызаты Иуане и без вести пропавшим в годы грузино-осетинского конфликта. Когда на площади проходят общезначимые мероприятия, к стопам Архангела возлагаются цветы, как дань памяти воинам, погибшим во время грузино-осетинских войн. А в дни пасхальных и рождественских богослужений перед храмом собираются верующие, принимая благую весть и совершая отсюда крестный ход. Объекты, составляющие архитектурный ансамбль Соборной площади, в целом вписываются в представление о том, как должен выглядеть Старый город: храм, платаны в скверике, обветшавший дом Акоповых с остатками фигурных деревянных балкончиков, наискосок – на углу Старого моста – здание Комитета по делам молодежи, хоть и слегка отреставрированное, но не потерявшее старинного облика… Железобетонный панцирь бывшего магазина «Фарн» в этом благородном окружении, покрытом патиной времени, смотрится как призрак. На время особенно важных событий, годовщин начала или окончания войны, когда в Цхинвал приезжает много гостей, пустые темные глазницы призрака завешивают огромным цветным баннером с крупной надписью на всю длину здания: «Цхинвал! Ты один такой на целом свете – Город, не склонивший головы!» На самом деле, история, конечно, знает много городов и крепостей, не сдавшихся врагу. Но эта пронзительная строчка из стихотворения, написанного сразу после августовской войны 2008 года С. Джуссоевым, обязывает ко многому.

Исторически так сложилось, что эта площадь была центром Цхинвала еще в середине прошлого века. При этом самой столице нашей Республики более полутора тысяч лет. Редко какой город может похвастаться такой глубокой древностью. Но годы идут, сносятся последние объекты, напоминающие о неповторимом облике старого Цхинвала, а на их месте выстраиваются банальные сооружения или вовсе неуместные «будки» таунхаусов в самом центре бывшего Еврейского квартала, прямо на нескольких культурных слоях неизученной истории города… Цхинвал сильно пострадал за два десятка лет перманентных войн и обстрелов, восстановление разрушенного требует все больше вложений. Город заливается асфальтом, покрывается тротуарной плиткой, стало меньше пыли и больше выхлопных газов автомобилей, которые теперь не опасаются проваливаться в ямы на улицах. По воскресеньям машины резво направляются плотным потоком к Большому рынку на Набережной. Асфальт покрыл вечно разбитую Армянскую улицу, похоронив надежды на воссоздание когда-нибудь брусчатки Старого Цхинвала. Скорее всего, весь квартал будет снесен, поскольку ресурсов на качественную реставрацию облика этого квартала, старинного центра города в бюджете Республики никогда не найдется. Такие планы, несмотря на неоднократные публикации и воззвания, на сегодня даже не рассматриваются. Инвестор же, как правило, заинтересован в скорой и немалой прибыли от вложенных средств.

Итак, нужны инвесторы, отличающиеся патриотизмом, знанием истории Цхинвала и располагающие средствами на оплату труда специалистов – археологов, архитекторов, строителей. Нужно понимание необходимости инновационных технологий для строительства на тех поверхностях, где нужна буквально ювелирная работа, чтобы не разрушить вид, который придает особенность этой части города. Прямо сегодня по всему периметру вокруг бывшего универсама «Фарн» укладывается асфальт, скоро сюда вернется бурная торговая жизнь, кафе, пироги, готовая кухня. Поэтому напрашивается и пугает мысль о бывшем торговом центре рядом с храмом. Но очевидно и то, что теперь, когда территорию начали благоустраивать, все еще крепкое советское здание на прочном фундаменте привлекает предпринимателей относительной легкостью восстановления и будущей прибылью.

В 2012 году Правительство Южной Осетии объявило конкурс на лучший инвестиционный проект по восстановлению зданий, находящихся в государственной собственности – универсальных магазинов «Ир», «Фарн» и «Детский мир». Последний, как оказалось, восстановлению не подлежит, и речь может идти только о его сносе и строительстве нового объекта на его месте. Здание Универмага долго приходилось прятать за баннерами, но сейчас на его месте пустота, как от выдранного зуба, потому что построенному скверу полагаются деревья, посадить которые пока не удалось из-за сложностей, связанных с пандемией.

Что касается «Фарна», по его восстановлению было подано от инвесторов пять проектов, решение по которым обещали принять к концу 2012 года, но по прошествии восьми лет «Фарн» все еще не вернулся к жизни. Из пяти поданных заявок на инвестицию две точно не имели торгово-развлекательного характера. Православная Гимназия «Рухс» им. В. Хубулова предложила отвести здание под начальную школу Гимназии (для полноценной школы там недостаточно помещений). В любом случае, этот вариант представляется более логичным, чем торговый центр на Соборной площади. Конечно, можно возразить, что и ГУМ примыкает к Красной площади, но эти сравнения заведут нас слишком далеко. К тому же, как правило, при храмах функционировали церковно-приходские школы, так что здесь могла бы быть некая преемственность. Как сообщил директор Гимназии «Рухс» У. Джиоев, по его просьбе молодой специалист родом из Южной Осетии подготовила архитектурный проект духовного и историко-патриотического центра Гимназии. Проект был принят на рассмотрение и получил положительные отзывы. Но существовал еще один проект – музей Геноцида осетинского народа, заявка на который также была подана на рассмотрение в Комитет по госимуществу РЮО. Эта идея тоже безупречно подходит для ансамбля Соборной площади, если не архитектурно, так по идейному содержанию. Но и эта идея не получила воплощения на практике. Признание Геноцида осетин со стороны Грузии является одним из ключевых вопросов во внешней политике РЮО. В год столетия Геноцида большим прорывом в этом деле стало бы открытие музея, наряду с другими важными мероприятиями. Спорный вопрос о наиболее предпочтительном из двух проектов до сих пор не решен. Гуманитарные проекты пока не очень пользуются популярностью в планах по восстановлению и развитию города. Восстанавливаются в рамках Инвестпрограммы объекты образования и здравоохранения, но хотелось бы уже выходить за рамки элементарно необходимого и думать о соответствии облика города безусловно искреннему утверждению: «Ты один такой на целом свете…».

Что ж, если объекту, не приносящему прибыль (музей, школа или выставочный зал), не судьба занять место рядом с храмом в историческом центре Старого Цхинвала, то пусть это будет хотя бы книжный магазин или студия по изготовлению национальных сувениров, музыкальных инструментов – то, что будет уместно, а также интересно туристам, которых не удивишь новостроями.

Около года назад городские власти создали рабочую комиссию из представителей городского отдела Архитектуры и градостроительства, МЧС РЮО, министерства культуры и других ведомств для изучения состояния кварталов восточной части Цхинвала. Как нам рассказали в отделе Архитектуры г. Цхинвал: «Комиссия установила, что в этой части города имеются дома в аварийном состоянии. Министерством культуры зафиксированы объекты, представляющие историческую значимость. Было сделано заключение об аварийном состоянии некоторых зданий (практически – большинства), ветхих домов, не подлежащих восстановлению, однако решение об их сносе подразумевает финансирование, с которым пока не определились. Есть дома, в которых еще живут люди, естественно, их надо обеспечить жильем, прежде чем сносить. Что еще характерно – там в основном труднодоступные для техники места, особенно, где аварийные здания примыкают к домам с жильцами. Таким образом, осуществить эти работы будет довольно сложно».

Молодой архитектор Карина Дзигоева, выпускница СКГМИ (ГТУ), представляет поколение, которому жить с «плодами» как предыдущих, так и нынешних строителей и архитекторов города. «Архитектура – это лицо города», – говорит Карина. – Красоту Старого Цхинвала трудно переоценить. Его живописные улочки и районы стали неотъемлемой частью работ многих осетинских художников. Наш город отличался своим архитектурным колоритом. В нем есть всего понемножку. Здания центральных улиц построены в классическом стиле и стиле эклектика, реже присутствуют стиль модерн и конструктивизм. Отдельно стоит выделить живописные улицы Старого города, набережную реки Лиахвы. Это был район с плотной застройкой жилых домов из речного камня и дерева.

В процессе послевоенного восстановления мы наблюдаем хаотичную застройку жилых районов часто с нарушением эстетических и композиционно-художественных норм и правил, по которым строился город. Анализируя ситуацию с возрождением нашего города и, в частности, района Старого города, я выдвинула для себя три аспекта, на которых может базироваться такая часть нашей культура, как архитектура: изучение, сохранение и развитие. Наша архитектура несет в себе генетический отпечаток наших предков, предоставляя нам ключи от самопознания и помогая определять, что нас делает тем, кто мы есть как этнос. Тут стоит помнить о том, чтобы не нарушать баланс между сформировавшейся старой архитектурой и созданием нового архитектурного облика. Новая архитектура Старого города должна продолжать идентифицировать нас, как осетин, как цхинвальцев. Такая возможность у нас есть в случае, если мы будем использовать стилистику строительства прошлого, но не превращать его в бессмысленные декорации, а создавать новую архитектуру, чтобы она была узнаваема именно как архитектура города Цхинвал».

Остается добавить, что на схеме Генерального плана города Цхинвал 2014 года (Карта физического состояния ветхого жилого фонда) весь квартал от Старого моста до конца Армянской улицы заштрихован фиолетовым цветом, что означает, что большинство строений на данной территории подлежит сносу. Правда, Генплан был честно вынесен на публичное обсуждение, в результате которого были высказаны критические предложения. Разработчики обещали их учесть…

Инга Кочиева

Газета Республика

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top