Президент Южной Осетии: виновных в убийстве, после которого начались протесты, накажут03.09.2020 16:39

Президент Южной Осетии: виновных в убийстве, после которого начались протесты, накажутВ Южной Осетии на фоне несанкционированных митингов после смерти местного жителя, задержанного по подозрению в покушении на главу МВД республики, было отправлено в отставку правительство республики. Жители выходили уже на три несанкционированных митинга, и, по заявлениям ряда оппозиционных депутатов, намерены проводить акции вновь до решения вопроса о продолжении работы генерального прокурора Урузмага Джагаева.

Как заявил в интервью ТАСС президент Южной Осетии Анатолий Бибилов, трагедия была использована оппозицией в собственных политических целях. По его словам, руководство республики намерено добиваться детального расследования преступления и наказания виновных, при этом четко разделяя трагедию и политические факторы.

Также глава республики рассказал об ожиданиях от открытия границы с Россией, которая из-за пандемии нового коронавируса была закрыта с весны, и о планах на вакцинацию российским препаратом.

 — Анатолий Ильич, народные волнения в Цхинвале произошли сразу же после появления информации о трагической смерти Инала Джабиева. Как вы думаете, что способствовало развитию событий после трагедии?

— В первую очередь надо подчеркнуть, что было совершено преступление. Людьми из числа тех, кто должен был охранять закон и правопорядок. И в том, что они должны быть и будут наказаны по всей строгости закона, сомнения ни у кого не должно быть.

Но определенные политические силы эту трагедию перевели из плоскости преступления в плоскость каких-то политических передряг для набора политических дивидендов, и это тоже абсолютно очевидно. Я считаю это бесчеловечным по отношению к семье погибшего и неправильным по отношению ко всему населению Республики Южная Осетия.

До этого у них (представителей оппозиционных политических сил — прим. ТАСС) тоже было определенное недовольство, но они не могли вывести людей на улицу, потому что не было для этого серьезных оснований.

Нынешняя ситуация — следствие совокупности ряда проблем

Были проблемы с закрытием дороги (Транскама, единственной магистрали, ведущей из Южной Осетии в Россию — прим. ТАСС) — люди не могли, как раньше, выезжать в Российскую Федерацию, получать пенсии, пособия, которые они получали в РФ. Это было связано с пандемией и карантинными мерами, которые были приняты, чтобы не запустить вирус на территорию Южной Осетии. Как бы там ни было, меры были действенны, у нас не было вируса, мы не потеряли ни одного человека в связи с ним. Внутри республики практически не было ограничений на передвижение или какую-то деятельность, люди не были заперты в своих домах, не носили маски, перчатки.

Конечно, пять месяцев карантина — это большой срок, и я благодарю людей за терпение. И когда я встречался с людьми, они тоже благодарили, что мы не допустили коронавирус в республику.

— Какие именно политические силы воспользовались этой ситуацией?

— Это оппозиционные силы, те политические партии, которые в течение того года, что работает парламент, постоянно выходили с разными требованиями. И сегодня они выдвигают требования, которые с точки зрения права незаконны. То есть получается, что люди, которые принимают законы и должны контролировать их выполнение, сегодня сами выдвигают незаконные требования. Основой для этого является гибель человека. Убийцы у нас сидят в тюрьме. И без сомнения, те убийцы, которые забрали жизнь Инала Джабиева, они тоже будут наказаны — гражданские ли это лица или люди в форме, в погонах…

Но, когда пытаешься донести эту позицию, оказывается, что это их уже не интересует, это как бы ушло уже на второй план. Они требуют отставки правительства… Но как это требование связано со смертью человека? Какое отношение к этому имеет, например, министр финансов или министр образования? И дальше мы уже понимаем, что когда одно требование выполняется, то следом идет череда других требований, которые приводят к дестабилизации, к обезглавливанию республики, к хаосу, в котором они могут получать определенные дивиденды…

— В данном случае мы говорим о внутренних политических силах? Или это могут быть внешние силы — как другие государства, так и уроженцы республики, которые живут за ее пределами сейчас?

— Что касается внешних политических сил — Грузии, — то прямого влияния на эти процессы нет и не может быть. Но то, что активизировались грузинские боты, — это однозначно, это доказано. Они под осетинскими именами и фамилиями активно задействованы.

— По словам омбудсмена Южной Осетии Инала Тасоева, то, что произошло с Джабиевым, а также еще одним из задержанных по подозрению в покушении на главу МВД республики — цитирую — «это методы, которые во всем мире квалифицируются как пытки: удары дубинками, истязания с надеванием пакета на голову и другие». Как это стало возможным в Южной Осетии? И что вы намерены предпринять, чтобы это впредь не повторилось?

— Есть такое выражение: «Заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет».

Когда стоит задача найти преступников, она, конечно, не заключается в том, чтобы достать шашку и ею махать…

И я думаю, что здесь в большей степени человеческий фактор, фактор безответственности и преступного отношения к выполнению своих непосредственных функциональных обязанностей. Конечно, будет тщательный анализ произошедшего, будет проведено следствие по данным фактам. И те, кто принимал участие, и те, кто отдавал приказы, — все они будут наказаны, это однозначно.

— На данный момент арестованы семь сотрудников МВД — это сотрудники низшего и среднего звена. Значит ли это, что претензий к высшему руководящему составу правоохранительных структур пока нет?

— Те, кто задержан, подозреваются в непосредственных действиях. По их показаниям и по тому следствию, которое будет идти, мы будем принимать решения и по остальным, кто может быть причастен. Могу заявить, что ни один человек, который участвовал в этих преступлениях, безнаказанным не останется.

— Есть ли сегодня понимание, с чем было связано покушение на министра внутренних дел, в котором подозревают задержанных? Связано ли оно с его профессиональной деятельностью?

— Я думаю, что было связано в большей степени с профессиональной деятельностью, которая, как мы все знаем, иногда вызывает личную неприязнь. Но я хочу, чтобы мы все-таки дождались результатов следствия.

— Депутаты парламента Южной Осетии в связи с произошедшим потребовали отставки генерального прокурора. Какой будет ваша реакция? Вы сформировали свою позицию?

— Я готовлю свою позицию: на это заявление они (депутаты — прим. ТАСС) получат ответ в рамках действующего законодательства (в течение десяти дней, согласно закону республики — прим. ТАСС). Мне действительно нужно все взвесить, посмотреть, к чему это приведет. Там есть уголовные дела, надо доводить эти дела до логического завершения.

Подписать указ об отстранении — это легко сделать, но надо оценить все за и против, оценить, какие последствия это будет иметь для ситуации в Южной Осетии

— Группа депутатов заявила о блокировании работы высшего законодательного органа страны до решения этого вопроса. Как вы оцениваете их действия? И насколько серьезными могут быть их последствия?

— Я понятия не имею, о чем они думали, когда делали такое заявление. Никакой логике это не поддается, никаким нормам права не соответствует… Они не дождались ответа президента относительно их заявления — прошло всего четыре дня, но они уже блокировали работу парламентаЭто очень опасная тенденция — безответственный и даже преступный шаг по отношению к избирателям. Потому что завтра это может повлиять в том числе на зарплаты населения Республики Южная Осетия — мы прекрасно знаем, что бюджет утверждается парламентом. Абсолютно ясно, что это несет в большей степени характер саботажа и шантажа… Считаю, что, если депутат не хочет выполнять свои обязанности, он должен сдать мандат и уйти, дать возможность работать другим.

— Кабинет министров республики отправлен в отставку, когда вы намерены сформировать новый состав?

— Я думаю, что две недели нам понадобится, чтобы сформировать его. Плюс-минус неделя. Но, конечно, мы долго не будем кабинет министров держать исполняющим обязанности… Кандидаты есть, мы сейчас будем их рассматривать…

— Руководить правительством будет новый человек?

— Без сомнения, новый человек… Эрик Георгиевич (ушедший в отставку премьер Эрик Пухаев — прим. ТАСС) очень грамотный человек, самодостаточный. Конечно, мы будем держать его в поле зрения, что-то будем предлагать. Он достойный человек и высокий профессионал.

— Проводило ли руководство Южной Осетии консультации с коллегами из Российской Федерации по ситуации в республике? 

— Нет, это внутренний вопрос, особых консультаций не было. Конечно, в Российской Федерации тоже обеспокоены этой ситуацией, без сомнения, и мы доводили информацию о той ситуации, которая здесь сложилась. Но самое главное, что шаги, которые мы внутри республики делаем, думаю, довольно эффективны.

Я встречался с родственниками погибшего, приезжал на похороны, доводил до них свою позицию, заверил их в том, что все виновные понесут наказание со всей строгостью, которую предусматривает закон. И родственники категорически осуждали тех политиков, которые от смерти их сына хотят получить какие-то свои политические дивиденды.

— Вы говорили, что одним из факторов, которые обострили ситуацию в республике, является закрытая граница с РФ, и заявляли, что с 15 сентября готовы ее открыть. Есть ли на данный момент ответная реакция России?

— Мы направили письмо в правительство РФ. Сейчас этот вопрос прорабатывается, идут согласования с нами, и я думаю, что в скором времени мы получим ответ.

Уверен, что постановление правительства Южной Осетии (об открытии границы с 15 сентября — прим. ТАСС) будет учтено правительством РФ, и думаю, что серьезных проволочек у нас не будет.

— Известно, что по вашему поручению ведутся переговоры с РФ по получению новой вакцины от коронавируса. Есть ли уже понимание, когда она может поступить в республику и когда может начаться вакцинация в Южной Осетии?

— Здесь в большей степени все зависит от тех мероприятий, которые должны быть проведены в РФ относительно этой вакцины. Мы подтвердили, что готовы принять вакцину, и, конечно, будем рассматривать вопрос ее приобретения.

Мы доверяем российским ученым, российской медицине. Уверен, что после завершения всех процедур вакцина сможет снизить последствия COVID-19. Я сам готов привиться российской вакциной.

Другое дело, что распространяются слухи, что вакцинация будет проводиться в принудительном порядке. Конечно, это ничего общего с реальностью не имеет, никто не собирается никого заставлять, все будет, без сомнения, на добровольной основе. Но это, опять же, используется в рамках политического воздействия на сознание людей…

— Пандемия серьезно ограничила экономические и международные связи, но сейчас мир уже постепенно выходит из этой ситуации. Каковы ближайшие планы Республики Южная Осетия, в том числе на международной арене?

— Наши планы и наша работа в этом направлении не зависят от коронавируса, хотя и есть серьезные ограничения. Но мы можем использовать другие возможности общения.

Работа идет планомерно, с намеченными целями, конкретными задачами. Что касается экономической составляющей, то инвесторы, которые есть в республике, работают довольно активно. Есть проседание у одного серьезного инвестора, но те, кто работает, уверены в своем бизнесе и благодарят за созданные условия. Работа в любом случае продолжается, и мы намерены ее наращивать.
ТАСС

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top