Шалва Вазагов о героической бабушке и геноциде осетин 1920 года04.08.2020 08:16

Шалва Вазагов о героической бабушке и геноциде осетин 1920 года

В Осетии женщины испокон веков славились силой духа и стойкостью. Именно к таким представительницам прекрасного, но отнюдь не слабого пола можно было отнести жительницу села Сиата Цхинвальского района Ермонию Гатикоеву — супругу Шалвы Вазагова. Она ушла из жизни в 82 года, воспитав 13 сирот, которые до последнего дня называли ее мамой. Но об этом чуть позже.

В 1920 году семья Вазаговых, как и другие осетины, подверглась геноциду со стороны грузинских фашистов. О том, как приходилось спасаться бегством от безжалостных карателей Ермония Гатикоева впоследствии рассказывала своим внукам.

«Бабушка вместе с двумя дочерьми и маленьким сыном в руках шла через горы вместе с другими беженцами. В одном месте, переходя через реку, она подскользнулась и малыша чуть не унесло течением, к счастью, его удалось спасти», — делится историей семьи внук Ермонии — Шалва Вазагов, названный в честь деда.

Жизнь спасенного мальчика однако не оказалась длинной. Спустя два десятка лет он, будучи офицером, погибнет на полях Великой Отечественной войны. Материнская рука уже не смогла выхватить родное чадо у смерти.

Но уже тогда — в 1920 году Ермония потеряла обеих дочерей, которые умерли от тифа, так и не вернувшись на родину.

«Обосновалась наша семья в селе Дарг-Кох в Северной Осетии. Тогда наша фамилия лишилась большого количества детей. Когда бабушка с дедушкой потеряли дочерей, поняли, что жизни у них там не будет. Спустя пять лет было решено вернуться в родовое село. Здесь и родился мой отец», — продолжил свой рассказ Шалва.

По его словам, уже будучи взрослым, он узнал больше подробностей о произошедшем с его семьей в 1920 году, от пожилой представительницы своей фамилии Фени Вазаговой.

«Шесть всадников из числа грузин и казаков явились в наше село и хотели забрать скот, на что дед им сказал, чтобы шли прочь. Один из непрошеных гостей выхватил кинжал и нанес рану деду. После этого он вместе с братом Дионозом дали им отпор, убив всех врагов. Некоторые дома осетин к тому времени каратели уже сожгли, и люди спасались бегством», — передает слова родственницы Шалва.

Чтобы фашисты не успели нагнать осетинских беженцев 12 парней, в числе которых были Шалва (старший) и его брат Дианоз, сдерживали врага и только через два дня присоединились к родным.

Минуют годы и тяжелая участь постигнет Ермонию, муж станет жертвой репрессий в 1937 году. Вместе с сыном с Великой Отечественной войны не вернутся пятеро ее братьев, погибнет на поле боя и ее деверь. А их жены оставят 13 сирот на ее попечении.

«Кормила моя бабушка детей сушеными плодами и различными травами, из которых варила супы. С утра она выходила из дома с хурджинами, набитыми сыром, и добиралась пешком до села Ванат, где меняла его на кукурузу. И снова с тяжелым грузом, но довольная, возвращалась вечером домой», — говорит внук Шалва.

Женщина-героиня, вытянувшая сирот, достойная самых теплых и лестных слов, осталась в их памяти самым родным человеком — мамой.

Дома, в котором она воспитывала детей, уже нет. В Сиата теперь не живут люди, но гордо продолжает стоять родовая башня Вазаговых. Здесь располагается и святилище, которое представители фамилии посещают по праздникам.

«Немало времени уходит на то, чтобы дойти до этого святого места пешком, но когда приходишь в святилище, усталость как рукой снимает. В этом и есть благодать сакральных мест», — завершает свой рассказ такими словами Шалва Вазагов.

ИА РЕС

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top