О деструктивной политике грузинских властей16.07.2020 20:44

О деструктивной политике грузинских властей
Задержание гражданина Грузии, незаконно пересекшего государственную границу Республики Южная Осетия с Грузией и открывшего прицельный огонь по сотрудникам пограничных органов, произведенное 11 июля т.г. в районе н.п. Ахмадз Ленингорского района, вызвало серьезный резонанс в СМИ.
С учетом реваншистской политики, проводимой грузинской стороной в отношении Южной Осетии, является вполне ожидаемым использование данного факта в качестве повода для проведения очередной информационной кампании, направленной на дискредитацию деятельности по обеспечению пограничной безопасности Республики.
Механизм информационной агрессии против Южной Осетии остался прежним. Само наполнение информационных выпадов не претерпело значительных изменений, что говорит о пренебрежительном отношении грузинской стороны к своим гражданам и желании действовать по давно отработанному сценарию продвижения своих политических интересов. При этом в транслируемых тенденциозных заявлениях произошедшему инциденту дается абсолютно нелогичная правовая оценка, а также традиционно игнорируется суверенитет Республики Южная Осетия подразумевающий наличие нормативно-правовой базы в пограничной сфере.
В соответствии с п. 2 статьи 31 Закона Республики Южная Осетия от 10 июля 2010 года «О государственной границе Республики Южная Осетия» оружие и боевая техника могут применяться сотрудниками пограничных органов против лиц, пересекших (пересекающих) Государственную границу в нарушение установленных Законом правил, в ответ на применение ими силы или в случаях, когда прекращение нарушения или задержание нарушителей не может быть осуществлено другими средствами.
П. 4 статьи 31 гласит, что оружие при внезапном или вооруженном нападении на военнослужащих и других граждан и вооруженном сопротивлении могут применяться без предупреждения.
Кроме того, действия нарушителя преследуются в соответствии с уголовным законодательством по статье 317 Уголовного кодекса («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). Возникает логичный вопрос: о каких требованиях передачи задержанного может идти речь? Лицо, совершившее подобные действия, является преступником вне всякой политической подоплеки, который должен нести ответственность в соответствии с законодательством страны, где он совершил преступление.
Таким образом, случившееся 11 июля является задержанием оказавшего вооруженное сопротивление нарушителя государственной границы, а никак не «открытием огня по мирному населению».
Основной причиной произошедшего, прежде всего, является неадекватное отношение руководства Грузии к своим гражданам, выраженное в проведении опасной и непродуманной информационной политики, провоцирующих граждан на нарушение законодательства Республики Южная Осетия. Если бы грузинские власти объективно оценивали складывающуюся обстановку и исходя из этого проводили соответствующую информационную политику, не было бы большей части нарушений, задержаний, привлечений к ответственности и прочих неприятных инцидентов.
Позиция руководства Грузии, всецело ориентированная на действия в угоду западным «кураторам», является безответственной по отношению к грузинским гражданам и препятствует попыткам Республики Южная Осетия наладить конструктивный диалог, который способствовал бы решению ряда важных проблем и снижению напряженности.
Заявление об агрессивных действиях и применении оружия в отношении мирного населения является абсурдным. Уже более 10 лет грузинская сторона всеми силами (полностью утратившие способность к объективному представлению информации СМИ, огромное количество фейковых страниц и «зомбированных» комментаторов-пользователей социальных сетей и т.п.) транслирует свою иррациональную позицию, утверждая, что никакой границы не существует.
По-прежнему возникают сомнения по поводу эффективности функционирования Мониторинговой миссии Европейского союза в Грузии. Потакая грузинским властям, Миссия практически не предпринимает действенных шагов по предупреждению подобных инцидентов и снижению напряженности на границе в целом. Механизмы воздействия на грузинское руководство не используется, а сама ММЕСГ становится лишь механизмом проводимой грузинской стороной контрпродуктивной информационной политики.
Объективная реальность свидетельствует о том, что после грузинской агрессии в августе 2008 года народ Южной Осетии воспользовался одним из основных принципов международного права на самоопределение и в настоящее время движется по пути планомерного развития.
После победы югоосетинского народа в борьбе за независимость, Республика преступила к созданию надежной системы обеспечения пограничной безопасности, которая на сегодняшний день своевременно и эффективно обеспечивает безопасность в пограничной сфере.
Большая часть проблем и объективное отсутствие возможности налаживания отношений мирного сосуществования между Южной Осетией и Грузией вызваны именно политикой отрицания фактически сформированной и обозначенной на местности государственной границы.
Основной задачей любого государства является обеспечение мирного и безопасного существования и развития своего народа, а не использование людей в своих реваншистских политических целях.
Григорий Джиоев

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top