Геноцид осетин сквозь призму судеб героев произведения Ахсара Бежанова20.06.2020 08:30

Геноцид осетин сквозь призму судеб героев произведения Ахсара Бежанова

Тема геноцида осетинского народа привлекает своей масштабностью и трагизмом не только историков, но и писателей, в том числе начинающих. Яркий пример тому — Ахсар Бежанов, победитель литературной премии «Булæмæргъ-2019», юрист по образованию, сотрудник Общественной палаты.

«Когда солнце сгорело в огне» — художественное произведение Бежанова основано на реальных событиях и посвящено трагическим событиям истории Южной Осетии с 1917 по 1937 гг. Взяться за перо его подвигла личность выдающегося общественного деятеля Рутена Гаглоева.

«Фактически Гаглоев привел меня к новым фактам истории нашего народа. Думаю, и для историков, занимающихся целенаправленно историей Осетии, они тоже были скрыты. Потому, обнаружив исторические сведения, я решил найти некий консенсус для опубликования данных фактов, чтобы перед читателями предстала полная картина. У меня есть опыт написания сценариев, и я взялся за художественное произведение, посвященное геноциду осетинского народа, которое даст общее представление об этих трагических событиях», — пояснил он.

Бежанов уточнил, что идея возникла в 2018 г., но целенаправленно над книгой он начал работать в 2019 г. В произведении, по его словам, он пишет о геноциде 1920 г., репрессиях в 1937-х сквозь призму личных судеб героев романа. Он постарался, чтобы книга легко читалась для всех возрастных категорий и вне зависимости от уровня знания осетинского языка, и при этом оказывала глубокое впечатление на читателя. Писать на русском было бы для автора проще, но он решил не идти легкими путями, так как эмоциональность этой истории, по его словам, лучше передается на осетинском.

«Было нелегко, я проделал огромную работу по изучению осетинского языка. Я ошибался, будучи уверен, что хорошо знаю родной язык, однако старался не использовать незнакомую осетинскому читателю терминологию. Главный герой — восьмилетний мальчик, чья жизнь переплетается с категорией и 18 лет и людей постарше. Книга в принципе охватывает все возрастные категории: когда человек в первый раз идет в школу – шесть лет, оканчивает университет и переходит в старшее поколение. В книге освещены судьбы всех возрастных категорий граждан, переживших геноцид на протяжении всего периода. Когда я пошел в первый класс в 90-х гг., вместо учебы пережил вооруженный конфликт, видел, как входила военная техника миротворцев. Все эти эмоции заменили мне обучение в первом классе. И я подумал, что и в 20-х гг. были такие же дети», — признался Бежанов.

По его словам, детей не интересует политика в отличие от старших. Ребенок видит свой родной дом, близких, друзей, соседей, то есть детство — абсолютно чистый период в жизни человека, когда он очень эмоционален и абсолютно объективно видит обстановку вокруг. По формату произведение — как роман, но автор решил не ограничиваться стандартными жанрами и произведение представляет собой смесь жанров. Книга, как отметил Бежанов, выйдет в свет этим летом.
Ахсар Бежанов подчеркнул, что в вопросе признания геноцида осетин нельзя 1920 год воспринимать как отдельное самодостаточное преступление, так как эти события были переведены в удобное для СССР русло.

«Практически везде встречается термин грузинские меньшевики. Даже расстрел коммунаров из национального характера переведен в политическое преступление. Мы должны отходить от этой даты хотя бы до 1918 года, когда Грузия провозгласила независимость и с этого момента мы не можем называть их меньшевиками, это была грузинское независимое правительство. Более того, осетинские беженцы оставались на Северном Кавказе и после образования ЮОАО в 1922 г., когда грузинская уже советская власть не разрешала им вернуться на свои земли, ведь их заселили этническими грузинами. Поэтому говорить, что в 1920 г. закончился эпизод геноцида, я считаю, это неправильно по отношению к людям, ставшим жертвами уже культурного геноцида при советской власти», — сказал он.

Бежанов также выделил исторический период с 1924 по 1926 гг., когда шло объединительное движение в рамках СССР и осетинские лидеры вновь пытались обратить внимание на происходящее и просили объединить Осетию. За этими годами идут 1936-39 гг., а после — культурный геноцид — вторжение в образовательную систему Осетии. С юридической точки зрения он также обратил внимание, что термин «геноцид» был введен только в 1948 г., и в 1920 г. еще не была принята конвенция, тогда уголовное право определяло эти действия как зверства и массовые убийства.

«Уникальность геноцида осетин в продолжительности. Такого геноцида нет еще в истории человечества. Чтобы все стало ясно, в следственной практике есть прием — от известного к неизвестному. И если мы точно не знаем, что произошло в 20-х, то берем конец этого действия — 2008 год и настоящее время. Позиция грузинского правительства такова — на этой территории нет Осетии, а если кто-то считает себя осетином, должен уехать или стать грузином. В начале 20 века у Грузии была такая же позиция. Сейчас геноцид внесен в национальное законодательство в Грузии, России и осуждается международным правом. У нас есть все политические и юридические механизмы, чтобы это преступление длительностью в сто лет назвать геноцидом. 1920-2008гг — один геноцид осетин с разными эпизодами, которые четко прослеживаются по временным рамкам», — сказал он.

По словам нашего собеседника, геноцид осетин нельзя сравнивать даже с армянским геноцидом, потому как он уникален и по продолжительности, и по составу. Это классический геноцид, который вписывается по всем понятиям определения «геноцид» и в юридическом плане, и в моральном. То есть уничтожение группы лиц, которое происходит и сейчас, ведь, как уточнил Бежанов, в Грузии сегодня действует закон об оккупированных территориях, где отмечено, что эти народы второй сорт и должны быть удалены из жизни грузинской государ-ственности.

«Политическое признание для Южной Осетии не столь важно, сколько юридическое. Грузия должна осмыслить, что она творила в течение столетия и понести наказание, в том числе возместить и материальный ущерб. В юридической практике есть прецедент — это суд над германским фашизмом. Южная Осетия может создать международный суд с Россией, Абхазией и другими дружественными ей странами, который будет заниматься этим делом.

И через этот суд начать процесс над военными преступниками. Конечно, трудно судить, насколько результаты суда будут признаваться другими государствами, но его деятельность будет иметь большое значение. И с нашим стратегическим партнером — Россией можно добиться, чтобы люди, причастные к геноциду осетин, понесли правовую ответ-ственность за свои действия, включая и 2008 г., когда были убиты мирные граждане и российские миротворцы», — заключил Ахсар Бежанов.
Мадина БЯЗРОВА

Газета Южная Осетия

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top