Эскалация напряженности как предлог для создания американской военной базы?07.06.2020 00:00

Грузинские силовые структуры, опираясь на поддержку США и других западных стран, реализуют линию по эскалации напряженности у границ Южной Осетии

За последние недели югоосетинские пограничники зафиксировали целый ряд провокаций со стороны грузинских силовиков, действующих при попустительстве миссии наблюдателей Евросоюза. Это и нарушение границы, полеты вертолетов и многое другое, что явно не свидетельствует о стремлении официального Тбилиси наладить мирный диалог в рамках Женевских дискуссий и МПРИ.

По одной версии, активность силовых структур Грузии объясняется внутриполитическими факторами, а именно приближающимися парламентскими выборами, в ходе которых будет решаться судьба «Грузинской мечты», сможет ли она остаться у кормила власти или будет вынуждена перейти в оппозицию. Как правило, перед выборами, и власти, и оппозиция в Грузии разворачивают трагикомическое соревнование на предмет того, кто сможет продемонстрировать больший градус националистического угара.

Однако в данном случае есть целый ряд фактов, которые позволяют утверждать, что причина не только в обострении внутриполитических противоречий, а в попытке внешних игроков в очередной раз реализовать свои интересы за счет незадачливых грузинских политиков. Чрезмерно пристальный интерес американской дипломатии и СМИ, финансируемых структурами из США, к происходящему вокруг Южной Осетии и их агрессивный односторонний подход говорят в пользу второй версии.

Чего стоит заявление посла США в ОБСЕ Джеймса Гилмора на заседании Постоянного совета ОБСЕ, которое можно назвать крайне радикальным и предвзятым даже для представителя американской дипломатии.

Комментируя обвинения в адрес Грузии в связи со случаями перехода на территорию Южной Осетии, Гилмор заявил, что никакой Южной Осетии не существует. «Прежде всего, я хотел бы поддержать ответ Грузии. Был озвучен комментарий о въезде на территорию Южной Осетии. Но территории Южной Осетии не существует. Это оккупированная часть Грузии. Эта территория является территорией Грузии. Границ с Южной Осетией не существует», — сказал посол США в ОБСЕ.

США перешли к прямой поддержке радикалов-националистов в Грузии
Утверждения Джеймса Гилмора и другие заявления со стороны представителей США за последние месяцы по сути являются прямой поддержкой реваншистских кругов Грузии, которые априори исключают мирные методы решения противоречий с Южной Осетией.

Кроме того, США и их западные партнеры, помимо мероприятий на дипломатическом и информационном фронтах, предпринимают и другие действия, направленные на усиление позиций радикалов-националистов в грузинской политике. Одним из наиболее одиозных шагов стало оказание давления на «Грузинскую мечту» с целью освобождения Ираклия Окруашвили и Гиги Угулава. Для тех, кто не понаслышке знает о событиях 2004-2008 годов в Южной Осетии, нет нужды объяснять, какую роль сыграли эти два преступника в подготовке и начале широкомасштабной агрессии против РЮО. Соответственно в их освобождении могут быть заинтересованы лишь силы, стремящиеся к «размораживанию» ситуации в отношениях с Россией и Южной Осетией со всеми возможными последствиями.
То, что для этого пришлось показать всему миру истинную цену грузинского суверенитета, западных «ястребов» мало смущает, хотя прецедент мягко говоря вопиющий. Примеров подобного грубого шантажа своего союзника еще нужно поискать и, несомненно, многие сделали вывод из того унизительного положения, в котором оказалась Грузия.

Угрожая санкциями и сокращением финансовой помощи, Запад заставил руководство Грузии освободить Окруашвили и Угулава, осужденных за серьезные уголовные преступления. Грузинским властям открыто и недвусмысленно объяснили, что они, в случае отказа согласяться с требованиями западных стран, не получат 500 миллионов евро, которые Евросоюз обещал выделить Грузии для преодоления последствий пандемии коронавируса. И это только часть карательных мер, которые могли быть применены к Грузии в случае отказа подчиниться.

Учитывая плачевное положение грузинской экономики, чьи бюджетообразующие отрасли попросту рухнули в результате карантина, руководству Грузии пришлось пойти на унизительную капитуляцию, последствия которой еще долго будут отражаться на имидже республики. И не только на имидже.

Фактически Запад вновь четко обозначил свою роль, как верховного арбитра в решении вопросов в грузинской политике, влияющего как на расклад сил, так и на деятельность всех ветвей власти в Грузии. Можно также не сомневаться в том, что исход предстоящих парламентских выборов будут решать не грузинские избиратели, а так называемые стратегические партнеры Грузии, уже заранее обозначившие свои предпочтения.

Подобное бесцеремонное давление показало, какое реальное значение западные страны придают независимости и суверенитету Грузии, которая из-за доминирования идеологии национализма и ущельной русофобии, сама загнала себя в геополитическую ловушку, чреватую крахом грузинской государственности. Некоторые грузинские эксперты пытаются успокоить общественность, утверждая, что в современном мире национальный суверенитет превращается в фикцию и имеет относительный характер, однако для других становится понятным, что отношения Грузии и Запада, по сути, носят характер колониальных, в чем-то напоминая период вассалитета.

Выборы под диктовку — это еще полбеды и не самый негативный сценарий для Грузии. Гораздо более опасный сценарий под диктовку США разворачивается во внешней политике Грузии и нынешнее обострение у границ Южной Осетии лишь прелюдия к основному акту.

Пропагандист Госдепа оказался чрезмерно болтливым
Завесу над существующими планами вольно или невольно приоткрыл один из главных пропагандистов Госдепа США в Грузии Егор Куроптев, возглавляющий фонд «Свободная Россия» на Южном Кавказе и занимающийся противодействием российской политике в регионе.

За последнее время Куроптев, отличающийся словоохотливостью, в своих интервью и комментариях неоднократно озвучивает призыв создать американскую военную базу в Грузии, причем желательно в городе Гори, убеждая грузинскую общественность в преимуществах подобного шага.

Учитывая тесные прямые контакты беглого российского либераста с посольством США в Грузии и представителями американского истеблишмента, выступающими за жесткий сценарий в отношениях с Россией, нетрудно предположить, что подобные заявления Куроптев делает с санкции своих работодателей.

А это означает, что все провокации и шумная истерика на тему «бордеризации» являются мероприятиями по подготовке общественного мнения как в самой Грузии, так и в других странах. Развернутая пиар-кампания должна убедить как грузинскую, так и западную общественность в реальности российской угрозы, и тем самым исключить протесты относительно присутствия военнослужащих США на территории Грузии.

Напомним, что в самой Грузии еще относительно недавно часть общественности и политиков, включая президента страны Зурабишвили, которую трудно заподозрить в симпатиях к России, выступали против планов по созданию американской военной базы в Грузии, опасаясь последствий.

По всей видимости, вашингтонские ястребы решили ускорить процесс, инициировав кампанию по обработке общественного мнения и санкционировав организацию провокаций на границе Южной Осетии. Что касается представителей грузинского руководства, которые более реалистично оценивают ситуацию и не горят желанием превращаться в пушечное мясо в интересах США, то прецедент с освобождением Окруашвили и Угулава показал, какие методы готовы использовать так называемые партнеры Грузии для их убеждения.

Необходимые подготовительные мероприятия проведены и по другой линии. В частности — назначение главой миссии наблюдателей ЕС польского дипломата Марека Щигеля. Ознакомившись с биографией Щигеля нетрудно понять, для чего предприняты подобные кадровые замены в руководстве миссии Евросоюза, отвечающей за безопасность в приграничной зоне.

Еще недавно в ранге координатора международной политики по кибербезопасности МИД Польши Марек Щигель занимался координацией усилий Польши, Украины, Грузии и ряда других стран в плане реализации антироссийской политики, считаясь специалистом в области противостояния гибридным угрозам. С учетом такого послужного списка Щигеля легко объяснить поведение его подчиненных, не препятствующих грузинским силовикам организовывать провокации у границ Южной Осетии.

Подобный кадровый подход в свое время широко применялся и в миссии ОБСЕ в Грузии, куда также в большинстве случаев набирались западные дипломаты, чье мышление лежало в русле стереотипов «холодной войны». Понятное дело, что от таких кадров трудно требовать объективности и своевременного реагирования на угрозы безопасности.
 

Авторство:

А. Тедеев, "Южная Осетия"

Источник

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top