Станислав Кочиев: Нашей целью было, чтобы нас услышали в мировом сообществе, и мы достигли этой цели29.05.2020 00:00

28 мая 1992 года было образовано министерство информации, печати, издательства и книжной торговли Республики Южная Осетия, переименованное в дальнейшем в государственный комитет по информации и печати РЮО. В структуру министерства вошли редакции газеты «Советон Ирыстон» и его дубляжа «Советская Осетия», журнала «Фидиуаг», радиокомитета, книжное издательство «Ирыстон», типография, газетно-журнальное издательство и объединение книжной торговли.

Позднее, по мере появления, в неё вошли редакции газет «Южная Осетия» и его дубляжа «Южная Осетия», «Хурзарин», «Молодежь Осетии» и телевидение. Газетно-журнальное издательство было преобразовано в Дом печати, а типография стала печатно-полиграфическим объединением.

Первый министр информации и печати, депутат I, III, IV, V созывов, экс-спикер парламента Южной Осетии, председатель Коммунистической партии Республики Станислав Кочиев возглавлял главную информационную службу в республике девять с половиной лет.

В интервью агентству «Рес» он рассказал, как образовался комитет информации и печати, и какую огромную роль он сыграл в прорыве информационной блокады.

По словам Кочиева, в тяжелое для Южной Осетии время, когда республика подвергалась жестким репрессиям со стороны Грузии, информационное освещение было необходимо, чтобы донести до мирового сообщества правду обо всем происходящем.
«Мы начали работать над сбором и распространением информации, фиксировали все зверства грузин. Техническим обеспечением, фотоматериалами и прочим непосредственно занимался Костя Алборов. Он очень много трудился и проделал огромную работу. В день два раза – утром и вечером – мы давали информацию во всевозможные мировые информационные агентства, международные организации. Для этого использовались все возможные средства – международный телефон, рация, спецсвязь. У нас не было техники, мы довольствовались малым. Делали все на голом энтузиазме», – поведал Кочиев.

Информировали людей они и на площади, вспоминает Кочиев.

Собирали информационную сводку и дикторы Донара Кумаритова и Сослан Джиоев озвучивали их перед народом по громкоговорителю.

Желающих послушать новости, по его словам, всегда было много, люди с самого утра начинали собираться на площади ради этого.

Он рассказывает, что тогда же по инициативе замминистра информации, печати, издательства и книжной торговли Батрадза Харебова было создано информационное агентство «Рес» при Министерстве, в функцию которого также входили сбор и передача информации. Кроме того, по его словам, была возобновлена издательская деятельность.

«Алла Джиоева, Батрадз Харебов, Фатима Пухаева и я организовали в школах Цхинвала проведение письменных сочинений, лучшие из которых потом вошли в издавшуюся книгу «Дети блокадного Цхинвала». Многие из рассказов нельзя прочесть без слез. Маленькие дети писали о странной зиме, которая по обыкновению своему должна была быть белой, но была красной от крови», – отмечает он.

Еще одним направлением работы информационного центра, по словам Кочиева, было формирование архивного фонда. Чтобы привести в порядок фонд, был введен штат архивариуса, который занял Алексей Маргиев. Так в министерстве начали создавать фото- и видеоархивы. Собранный им материал занимает сотни томов, они переданы в различные фонды.

Основным приоритетом министерства на то время являлось и донесение информации до местного населения республики. По словам Кочиева, центральные газеты не поступали, многочисленные отключения электроэнергии не давали смотреть телевизор, слушать радио.

Местная газета тоже выходила нерегулярно, а тем временем население сильно интересовало все происходящее в республике и за рубежом, все хотели знать, как реагирует мировое сообщество на события в Южной Осетии, поэтому Станислав Кочиев каждый четверг проводил встречи с населением в облисполкоме, в ходе которых давал всю необходимую информацию.

«В зале, где я обычно рассказывал о новостях, было не протиснуться. Все хотели знать, что происходит в нашем маленьком государстве. Я рассказывал им о происходящем, о реакции мирового сообщества на нашу беду, обо всем, что знал сам. В пятницу проводил встречи в больнице, где также доносил информацию до медиков, медсестер. Кроме того, мы начали печатать информационный бюллетень, который на щитах вывешивался во внутреннем дворе облисполкома – эта часть была более защищена от обстрелов. С самого рассвета туда сходились люди, чтобы узнать последние новости», – вспоминает он.

Кочиев подчеркнул, что еще одним основным направлением работы центра состояло в приеме журналистов, число которых за годы агрессии (1991 –1992) достигло около 2500 человек из более чем 50 стран мира, представляющих самые солидные и авторитетные мировые СМИ.

«Они приезжали из России, Японии, Австралии, США и многих друг стран, в большинстве случаев нам не хватило для них переводчиков, поэтому мы разделяли их группами и на одну группу давали по одному переводчику. Приезжающих журналистов коротко информировали о ситуации и событиях последних дней, давали историческую справку, их возили по местам происшествий. Они увидели тогда и сожженное грузинами вместе с жителями село Хелчуа, они хотели работать на передовой. Мы их постоянно сопровождали. Риск был велик, об этом говорит и тот факт, что трое из корреспондентов получили ранения, пропала без вести британский журналист Ребека Крафт. Многие из них оставались в районе военных действий неделями и даже месяцами и отсюда давали информацию о происходящем», – говорит первый министр.

Пострадали и югоосетинские журналисты. Осколком снаряда был ранен молодой журналист Мулдар Кулаев (к сожалению, ныне покойный), осколком в голову был ранен Костя Алборов, контузию получил Илья Бестаев, чудом избежала смерти Залина Гаглоева, вылетевший после взрыва кусок стекла нанес большой порез Батрадзу Харебову.

Среди журналистов, которые первыми прибыли на поддержку в Цхинвал Кочиев называет Владимира Гутнова из Владикавказа, Ирину Гугкаеву, телевизионщиков Ирину Таболову и Олега Доева, также Алана Бугулова из Санкт-Петербурга и многих других журналистов.

Благодаря работе иностранных журналистов, их материалам о Южной Осетии, о происходящем стали узнавать во всем мире.

«Правду о кровопролитии югоосетинского народа узнала мировая общественность. Разные международные и правительственные организации стали поддерживать наш народ. Журналисты через свои статьи призывали к прекращению кровопролития осетинского народа», – говорит Кочиев.

Многогранный самоотверженный труд коллектива министерства печати и его добровольных помощников оказался не напрасным. Кочиев вспоминает, что в те времена президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, выступая перед беженцами в Гори, заявил, что Грузия проиграла Южной Осетии информационную войну.

«Это стало высшей оценкой для нас. Нашей целью было, чтобы нас услышали в мировом сообществе, и мы достигли этой цели», – подчеркивает Кочиев.

Как отмечает Кочиев, люди тоже отзывались и помогали Министерству, они забирали домой прибывших журналистов, кормили их, давали им ночлег.

«Многие жители нашего города отозвались. Это была общая работа, все почувствовали коллективную ответственность за судьбу нашего народа и отечества. За это всем огромное спасибо», – заключил Кочиев.

В состав информационной службы входили Константин Алборов, Батрадз Харебов, Владимир Алборов, Залина Гаглоева, Василий Гаглоев, Илья Бестаев. Чуть позже к ним присоединились Татьяна Дзудцова, Алексей Маргиев, Тамаз Остаев, Александр Радул, Ульяна Габиева, Римма Бекоева, Юрий Санакоев, Анатолий Джиджоев, Инга Кочиева, Ирея Алборова, Светлана Тедеева, Феня Тедеева, Филипп Газзаев, уже в последующие годы и другие.

Источник

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top