Совместная пресс-конференция по итогам встречи в «нормандском формате»10.12.2019 05:27

<…>

В.Путин:
Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Я в целом присоединяюсь к тому, что здесь было сказано сегодняшними участниками переговоров.

Принят итоговый совместный
документ, в котором подтверждена безальтернативность неукоснительного и последовательного выполнения Минских соглашений от 12 февраля 2015 года, подчёркнута
важность налаживания прямого диалога между сторонами конфликта.

Участники переговоров
приветствовали разведение сил и средств на трёх пилотных участках, об этом уже
коллеги только что сказали. Это действительно и по нашим оценкам важный шаг на пути дальнейшей деэскалации ситуации на юго-востоке Украины и обеспечению
всеобъемлющего прекращения огня. Рассчитываем, что разведение сил будет
поэтапно продолжено, а на участках отвода будут проведены работы по разминированию и дефортификации.

Необходимо также
синхронизировать процесс достижения перемирия с проведением на Украине
политических реформ, предусмотренных Минскими соглашениями.

В первую очередь, речь идёт
о внесении в Конституцию страны, изменений, закрепляющих особый статус Донбасса
на постоянной основе. Необходимо, конечно, продлить срок действия договора об особом статусе отдельных регионов Донбасса и, в конечном итоге, придать этой
норме постоянный характер, как это и предусмотрено в Минских соглашениях, о которых я упомянул в начале, начать работу над внесением в его текст поправок,
прежде всего связанных с имплементацией так называемой «формулы Штайнмайера». Не следует затягивать и с выполнением других обязательств, а именно об амнистии и законодательном запрете уголовного преследования лиц, участвовавших в событиях
на юго-востоке страны.

В ходе переговоров
поддержана идея подготовить обмен между сторонами конфликта удерживаемыми
лицами по формуле «всех установленных на всех установленных».

Важный момент: необходимо
увеличить количество пунктов пропуска на линии соприкосновения, создать
максимально комфортные условия для скорейшего, без многочасовых очередей
прохождения контрольных процедур сотнями и тысячами простых людей, которые
живут в этой зоне. Вот мы разговариваем о крупных проектах и о гуманитарных
вопросах – давайте не будем забывать здесь о простых людях, которые там живут,
и все наши договорённости должны способствовать улучшению их жизни не когда-то в будущем, а сейчас.

В конечном итоге, я считаю и мы так оцениваем, работа была очень полезной. Я хочу поблагодарить господина
Президента Макрона за его инициативу, за то, что и он, и канцлер ФРГ уделяют
так много внимания этому вопросу, который как бы не входит в прямой круг их
обязанностей, но исходят из того, что это важно для всех нас – и для Украины, и для России, да и для наших соседей в Европе. Мы очень благодарны им за то, что
они уделяют этому столько внимания и прикладывают столько усилий, чтобы достичь
окончательного урегулирования. Со своей стороны Россия будет делать всё для
того, чтобы внести свой посильный вклад в эту работу.

Благодарю вас за внимание.

Э.Макрон: Благодарю Вас, господин Президент! Благодарю всех
высказавшихся.

Декларация по итогам нашей встречи
содержит три основных пункта. Незамедлительные меры для стабилизации ситуации в хоне конфликта, меры по имплементации Минских соглашений. Мы также предоставим
вам данный текст, и каждый сможет ознакомиться с ним.

Думаю, у нас по регламенту
предусмотрены четыре вопроса, и я хотел бы передать слово журналистам.

Вопрос (как переведено): Добрый день, господа президенты,
госпожа канцлер.

Сегодня вечером можем ли мы
говорить о начале настоящей оттепели в Европе? Или все-таки существует некий
риск продолжения данного конфликта? Придется ли нам иметь этот конфликт в замороженном состоянии в Европе или нет?

И вторая часть вопроса – господину
Зеленскому. Завтра, когда Вы вернетесь в Киев, что изменится для Ваших
сограждан?

Господин Путин, Вы сами думаете,
что мы присутствуем при разрядке, оттепели? Думаете ли Вы, что мы можем пойти
дальше, для того чтобы достичь настоящего мира?

И вопрос господину Путину, пользуясь
случаем, что Вы сегодня в Париже. Сегодня WADA приняло
решение, что российские спортсмены не смогут принимать участие в Олимпийских
играх в Токио и Пекине. Это важное решение, очевидно. Будете ли вы
апеллировать? Считаете ли Вы, как ваш премьер-министр Медведев, что в России
существует серьезная проблема с допингом? Благодарю Вас за Ваш ответ.

Госпожа Меркель, Вы считаете, что
мы сейчас присутствуем при оттепели?

Господин Макрон, Вы считаете, что
мы сейчас присутствуем при дипломатической победе Франции в Европе? Может быть,
сейчас во Франции у нас затаилась некая небольшая революция? Может быть, Вы
немножко успокоите наших иностранных гостей? Этот франко-французский конфликт
скоро будет решен или нет?

Э.Макрон: Благодарю Вас за вопрос.

Итак, основным вопросом, я так
понимаю, был вопрос об оттепели, это был
общий знаменатель. Затем Вы задавали более конкретные вопросы господину Путину и Зеленскому.

Что касается оттепели, как я уже
сказал, в первую очередь, это не замороженная
ситуация, учитывая то количество жертв,
которое мы имеем, и учитывая, что эти жертвы продолжаются. Мы вчера еще видели доклад ОБСЕ о том, что в зоне
конфликта, в зоне соприкосновения продолжают
гибнуть люди. Я считаю, что сегодня мы присутствуем при важном этапе по нескольким причинам, которые я уже
обозначил. В первую очередь, впервые за три года саммит
имел возможность пройти в подобном формате.
Мы заново запускаем дипломатический формат общения, который является единственно возможным способом реализации Минских
соглашений.

Второе. Впервые с апреля господин Зеленский и господин Путин встретились
лично, они смогли пообщаться лично в двустороннем формате. Мы все вместе пообщались довольно
свободно и эффективно. Это позволило нам достичь
значимых подвижек, я имею в виду запланированный
обмен удерживаемыми лицами по формуле «всех на всех». Я надеюсь, что в ближайшие недели мы сможем установить
списки этих людей.

Также мы достигли понимания о трех
пилотных зонах разведения сторон. Важно
отметить, принято решение по активизации
работы ОБСЕ по контролю над соблюдением соглашения
о прекращении огня, как напомнила госпожа Канцлер,
24 часа в сутки, семь дней в неделю.
Подобную просьбу имел господин Зеленский. Речь идет о полноценном контроле ОБСЕ
над соблюдением соглашения о прекращении
огня. Речь идет о том, чтобы собрать воедино
ситуацию с точки зрения безопасности и политической готовности для решения
вопроса.

Мы сегодня видели, что у нас
остались разногласия, мы никакого чудесного
решения сегодня не достигли, но мы смогли продвинуться
вперед. И это продвижение вперед позволит нам сделать лучше людям.

Возобновление
диалога по этому вопросу в четырехстороннем формате и на двусторонней встрече –
очень важный шаг. Поэтому я считаю, что
сегодняшний саммит – это очень позитивный момент,
важный для истории.

И что касается
Вашего вопроса касательно франко-французских отношений, я Владимира Путина успокоил, заявив, что французские выступления никоим
образом не затрагивают российскую реформу
пенсионной системы. И я думаю, что я не почувствовал большого волнения со стороны наших гостей.

Благодарю вас.

А.Меркель: А я хотела бы добавить, что пакет Минских мер был принят еще в сентябре 2014 года. И конечно,
выборы прошли уже на Украине. И вопрос,
которым мы задаемся, – заморожен ли текущий пакет мер или же он все-таки еще жизнеспособен?

Меры, которые Президент Зеленский принял после своего избрания,
позволили создать условия для того, чтобы появилась
гибкость и пластичность для возвращения к этому пакету мер. Сегодня этот этап пройден, сегодня нам нужно продолжать работать над этим. И мы получили новое дыхание, мы двигаемся вперед.

В.Зеленский (как переведено)Позвольте мне сказать, что
господин Макрон уже ответил на вопрос, который Вы задали всем нам и мне, в частности.

Но я удовольствием хотел бы отметить,
что для меня в первую очередь важны человеческие жизни. И я, может быть,
повторюсь, поскольку это правда, для меня самое важное, и в этом цель моего
визита, – это обмен удерживаемыми лицами по формуле «всех на всех»,
что предусматривалось Минскими соглашениями.

Сегодня мы обозначили даты и условия. И я очень надеюсь, что этот обмен, который мы планировали на 24 декабря, мы почти договорились, но потом мы решили не рисковать и все-таки обозначить в качестве финальной даты конец года, поскольку мы очень-очень
хотим, чтобы наши украинцы смогли вернуться и встретить Новый год с их семьями,
с их детьми, с их близкими. Я убежден, что мы сделаем всё возможное, все
вместе, для того чтобы добиться этого обмена.

Обсуждения этого вопроса велись и в Минске, и в рамках работы Трехсторонней контактной группы, но, к сожалению,
мы не смогли добиться результата. Но сегодня, когда вопрос уже поднялся на высший уровень, мне кажется, теперь этот
вопрос может быть быстро решен, и мы сможем до конца года произвести обмен
удерживаемыми лицами.

Что касается прекращения огня, я
сегодня уже говорил о том, что я пока не знаю, как мы сможем контролировать эту ситуацию. Мы уже не раз заявляли об этом, и в течение пяти-шести последних лет десятки
раз эти заявления нарушались в последствии.

Мы сегодня говорили о том, что мы
серьезно подойдем к вопросу. Достигнуто соглашение, Франция и Германия нас поддержат. И у российской стороны есть большое влияние на сепаратистов на временно оккупированных территориях. И мы со своей стороны сделаем все возможное, чтобы
достичь результата. Я думаю, этого хотят все стороны. Мы будем работать над тем, чтобы до конца года
достичь значительного прогресса.

Много вопросов мы сегодня
обсуждали. Коллеги сказали мне о том, что это
и так хороший результат для первой встречи. Я
думаю, по-моему, этого недостаточно. Я бы хотел решить больше вопросов. Я не ищу победы, я хочу решить вопросы.

Мы обсуждали сегодня много сложных
ситуаций, сложных проблем, и все они были на повестке дня нашего саммита. Речь идет не о замороженном
конфликте, речь идет о начале разблокирования этой ситуации.

И третий вопрос. Я думаю, что через четыре месяца мы
встретимся снова. И тогда, в зависимости от достигнутых рабочими группами результатов, в зависимости от тех договоренностей, которые будут достигнуты, мы сможем уже
перейти к обсуждению следующих вопросов.

И пятый момент – чего же я жду? Я жду возможности вернуться в Киев. Я скучаю по этому городу.

В.Путин: Значит, что касается
того, есть ли потепление какое-то. Я думаю, что да. Ну а как же? Смотрите, во-первых, уже произошел обмен
удерживаемыми лицами. Это же состоялось. Мы
добились развода сил в трех точках. Это
состоялось. Мы встретились сейчас в «нормандском формате» и обсудили очень важный, широкий круг вопросов, и по многим из них достигли
прогресса. Это состоялось. Поэтому всё это вместе
дает нам основания полагать, что процесс развивается
в правильном направлении.

Что касается позиции России, то я сказал в своем вступительном слове,
Россия будет делать всё, что от нас зависит, для того чтобы все проблемы и все вопросы были исчерпаны, а конфликт был в конечном итоге завершен. Но хочу подчеркнуть, что здесь важно, я тоже уже
об этом говорил, чтобы конфликтующие стороны между собой договаривались, чтобы
был прямой диалог, – вот что важно. Ни один
конфликт в мире не решался без прямого диалога между конфликтующими сторонами.

Теперь по поводу допинга и решения
WADA, будет ли Россия
оспаривать это решение.

Во-первых, нужно проанализировать это решение, то, что лежит на поверхности, и то, что я вижу
сразу. Например, нет претензий к российскому национальному
Олимпийскому комитету. А если к нему нет претензий,
то страна должна выступать под национальным флагом – такова Олимпийская хартия. Это говорит о том, что в данной части, во всяком случае, в данной части решение WADA
противоречит Олимпийской хартии. И мы имеем
все основания подать в КАС, подать в суд.

Есть и другие соображения, но нужно, чтобы все это проанализировали специалисты,
юристы и со знанием дела разговаривали с нашими партнерами. Но что самое главное, на мой взгляд, и, мне кажется, все на самом деле соглашаются: любое наказание, так
повелось еще со времен Римского права, должно
быть индивидуально и исходить из того, что
содеяно тем или иным лицом. Наказания не могут носить
коллективного характера и распространяться на людей,
которые к определенным нарушениям не имеют никакого отношения. И все это понимают. Я думаю, что и специалисты WADA это тоже понимают. Но если кто-то из них принимает подобные решения о коллективных
наказаниях, то, мне кажется, есть все
основания полагать, что в основе таких решений лежит не забота о чистоте мирового спорта, а соображения политического
характера, ничего общего с интересами спорта
и Олимпийского движения не имеющие.

Э.Макрон: Второй вопрос,
пожалуйста.

Вопрос (как переведено): «Дойче Прессе-Агентур».

Госпожа Канцлер, перед саммитом
сегодня у вас прошла двусторонняя встреча с Президентом Путиным. Хотел бы
узнать, обсуждали ли вы во время этой встречи убийство в Тиргартене, которое
произошло в Берлине, поскольку это оказало очень сильное влияние на отношения между Россией и Германией. И было ощущение, что
со стороны России есть желание сотрудничать по расследованию
этого убийства.

Господин Путин, Вы говорили о том, что будут высланы два немецких дипломата,
и Вы заявили об ответных мерах. Когда будут
эти меры? И насколько серьезен кризис в отношениях между Германией и Россией?

Господин Макрон, также Вам вопрос. В прошлом году похожий случай имел место
в Великобритании. Среди союзников Запада в то время была очень большая солидарность – 29
стран в общей сложности выслали российских дипломатов.
Можете ли Вы себе представить подобную же ситуацию, если окажется, что эти подозрения реальные, что была действительно
ответственность России?

А.Меркель: Да, был двусторонний разговор. И я в ходе этой беседы подчеркнула, что мы, со стороны Германии, ожидаем от российской стороны
сотрудничества. Мы хотим, чтобы Россия
предоставила нам информацию, которой российская сторона обладает. Этого мы можем ожидать. У нас есть исходные подозрения от Генерального федерального
прокурора и больше ничего. Я сказала это российскому Президенту, и я думаю, что российская сторона предоставит нам
информацию, и это было бы очень полезно.

В.Путин: Вы сказали об убийстве грузина – это не совсем так. Я знаю, что в Берлине погиб человек. И это не просто грузин, это человек, который принимал активное
участие в боевых действиях на стороне сепаратистов на Кавказе. Он не грузин по национальности.

Этот человек находился у нас в розыске, причем очень жесткий и кровавый человек. Только в одной из акций, в которых он принял участие,
им было убито 98 человек. Он был одним из организаторов взрывов в московском метро.

Я не знаю, что с ним произошло,
это бандитская среда, и там может произойти все,
что угодно. Но я полагаю, что только на основе предварительных
соображений некорректным является высылка
дипломатов, которые не имеют к этому никакого отношения.

Вы спросили об ответных мерах. Существует
просто неписаная практика, неписаные законы в таких случаях: Вы выслали наших дипломатов,
мы высылаем ваших. Вот и всё. Является ли это каким-то кризисом в отношениях? Ничего хорошего в этом нет, но я
не думаю, что есть или должен возникнуть какой-то кризис. Но в том, что мы должны в этом разобраться, я с канцлером
согласен. Мы будем делать всё для того, чтобы в этом разобраться и помочь нашим немецким коллегам.

Кстати говоря, было бы очень
хорошо, чтобы мы сотрудничали не только в таких вот трагических обстоятельствах,
но и раньше. Российская сторона неоднократно
ставила вопрос перед немецкими коллегами о выдаче этого бандита, убийцы. К сожалению, мы не нашли взаимопонимания.

Э.Макрон: Чтобы ответить на Ваш вопрос,
как госпожа Канцлер уже сказала, мы находимся
на этапе расследования, следствие идет. А когда следствие подойдет к своим итогам, мы поделимся этой информацией. И если эта солидарность будет необходима,
Франция, как обычно, проявит эту солидарность.

Давайте, наверное, перейдем к третьему вопросу.

Вопрос (как переведено): Я обращаюсь к Президенту
Зеленскому.

Встреча в «нормандском
формате», которая должна пройти через четыре месяца, есть какие-нибудь
предварительные условия для того, чтобы мы поняли, как продвигается дело? И правильно ли мы поняли, что несмотря на то, что достигнут прогресс в вопросе
обмена удерживаемыми лицами «всех на всех», но принципиальных
соглашений не достигнуто в плане организации выборов, которые должны пройти в Донбассе осенью 2020 года, а также не было достигнуто финального решения
по контролю над украинской границей? Почему так происходит?

И второй вопрос. Будет ли решен
вопрос с транзитом газа после 1 января?

И я хотела бы задать вопрос
господину Президенту Российской Федерации, почему
Вы так противитесь желанию Украины контролировать границу с Донбассом во время
выборов? Это на самом деле такой камень преткновения? И может ли решение
подобного вопроса сдвинуть с мертвой точки мирный процесс на востоке Украины? И продолжите ли Вы каким-то образом объяснять защиту русскоговорящего населения
сегодня, когда Украина имеет русскоговорящего президента, который имеет
поддержку, в том числе и на юго-восточных территориях?

В.Зеленский (как переведено): Я
хотел бы ответить. Мы нас самом деле все украинцы. Я русскоязычный, но все люди
у нас говорят в основном на двух языках. Я
сегодня уже говорил Президенту Российской Федерации,
у нас не запрещено говорить по-русски.

(По-русски.) Я могу продолжить на русском языке. И на английском языке у нас, кстати, в Украине все очень неплохо говорят. Правда?

Я хотел бы сказать, что касается
условий будущих. Нет никаких условий для
следующей встречи. То есть настроения нашей сегодняшней встречи, сегодняшней встречи, что очень важно, встреча
была долгой и сложной, действительно
настроение встречи больше положительное, это
я правда хочу сказать. И поэтому через четыре месяца у нас есть возможность
продолжить дискуссию и увидеть результат
того, что за это время сделаем. Но мы не ждем
выполнения каких-то результатов. И поэтому по результатам того, как мы справимся,
будет встреча. Никакого «домашнего задания»
не существует. Это просто правильно.

У нас
с Президентом Российской Федерации, говорю
откровенно, разный, наверное, абсолютно взгляд
по поводу передачи границы, и когда это
возможно. И, действительно, я могу открыто об этом говорить. Президент Российской Федерации, я думаю, что он,
во-первых, ответит после меня, точно это подчеркнет. Он говорит о том, что в Минске то, что наш бывший Президент Петр Алексеевич подписывал о передаче
границы после выборов. Я, естественно,
поднимаю вопрос о том, чтобы передача границы была до проведения местных
выборов. Я, мне кажется, очень аргументированно говорю, но пока у нас разный взгляд. Но я думаю, что не случайно мы говорим о встречах через несколько месяцев, и не случайно
у нас встреча четырех лидеров. Мне кажется, в этих вопросах мы найдем выход, обязательно должны найти выход. Скажем так, не найдем, а обязаны найти, иначе, в общем, не сдвинемся далеко.

Что-то еще Вы спросили? Про газ?

(Как переведено.) Мы провели двустороннюю
встречу в рамках «нормандского
формата». Мы не обсуждали вопросы транзита газа на четырехсторонней встрече, но на двусторонней
встрече с Президентом Российской Федерации мы вопрос этот затронули. Это первое обсуждение этого вопроса, и не много опыта у меня в этих
вопросах. Вы знаете, это только называлось
двусторонней встречей, и у нас там по семь человек было с каждой стороны. Мы
начали обсуждать этот вопрос, и, мне кажется,
что вопрос сдвигается с мертвой точки, и теперь наши советники уже будут вести работу,
обсуждая форматы и детали транзита газа в Европу, поскольку это вопрос, который важен для всех, как для Украины, так и для энергетической
безопасности Европы. Следовательно, я думаю,
что в этой области мы сделали важный шаг
вперед. Я надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

Реплика: Выборы.

В.Зеленский: Что касается местных
выборов. Да, да, это тоже звучало в вопросе.
Это мы тоже обсуждали, вопрос организации местных выборов будет обсуждаться на уровне трехсторонней контактной
группы, которая проработает различные
варианты организации выборов. И я думаю, что через
четыре месяца во время нашей запланированной встречи у нас уже будут готовы
предложения по этому очень сложному вопросу.

Вы
знаете, вы задали два самых сложных вопроса, которые мы сегодня обсуждали: выборы и вопрос контроля границы.

В.Путин: Помните известный детский стишок: «А у нас в квартире газ! А у вас?» И у вас есть, и будет. Но может быть гораздо
дешевле, если мы договоримся о совместной честной
работе. Может быть дешевле на 25 процентов,
чем сегодня получает конечный потребитель,
прежде всего промышленный потребитель. Потому что цена газа для бытового
потребителя, для граждан дотируется, и мы не можем высчитывать цену от дотируемой цены. Это
обыкновенная экономическая логика. Но это
так, между прочим.

Теперь по поводу границы. У нас действительно позиции с Владимиром
Александровичем здесь не совпадают. Нашу
позицию очень легко понять: мы за то, чтобы выполнялись Минские соглашения. В Минских соглашениях, возьмите, пожалуйста, и прочитайте, что там написано.
Там написано, что Украина начинает устанавливать контроль на этой территории, на этом
участке границы, на следующий день после
выборов – там так написано. И окончательно
этот процесс завершается после полной
реализации всех политических процедур. Там так написано. Зачем вскрывать Минские соглашения и их заново
переписывать? Там каждый пункт увязан между
собой. И если мы вскроем один пункт, начнется переписывание других, и мы вообще потеряем все и создадим ситуацию, при которой вообще ничего не сможем сделать. Такова наша логика, и, мне
кажется, что она вполне оправдана.

По поводу русскоязычного населения. Мы, естественно, хотим, чтобы русскоязычное население, и не только
на Донбассе, а на всей Украине, пользовалось
равными демократическими правами. Хочу обратить ваше внимание на то, что русскоязычными на Украине считают себя
38 процентов граждан страны. А со следующего года, как известно, все так называемые русские школы переводятся на украинский язык. Кстати
говоря, представители других школ, насколько
мне известно – венгерские, румынские, польские, – только с 2023 года. Как будто венгров
на Украине больше, чем русскоговорящих. Согласитесь, что это у нас вызывает
вопросы, на которые мы ответов не имеем.

Но я надеюсь, что так же, как и другие проблемы, пока
еще не решенные, будут в центре нашего внимания. Для этого мы и соберемся через
четыре месяца.

Э.Макрон: И последний вопрос.

Вопрос: РИА Новости.

Я бы хотела свой вопрос адресовать
господину Зеленскому. Вы сейчас говорили о мире и стабильности. И у Вас в предвыборных
обещаниях тоже звучала риторика о необходимости мира в Донбассе и на Украине. А сейчас, после встречи в «нормандском формате», Вы можете
констатировать, что шаги к миру уже сделаны?
И еще бы хотелось уточнить по поводу плана
мирного урегулирования. Готовы ли вы при
реализации какого-либо плана мирного урегулирования контактировать с самопровозглашенными
республиками?

И не могу не задать вопрос
Владимиру Владимировичу. Вы говорили о безальтернативности и незыблемости Минских
соглашений. Но сейчас госпожа Меркель сказала
о том, что Минские соглашения – гибкие. В итоге,
подтверждена ли договоренность о незыблемости и безальтернативности этих соглашений?

Спасибо.

В.Путин: Я начну тогда.

Понимаете в чем дело? Действительно, любое соглашение имеет ту или
иную гибкость, потому что некоторые вещи,
написанные на бумаге, могут трактоваться сторонами по-разному. И у нас дискуссия тоже шла сегодня по некоторым аспектам Минских соглашений. Есть
вещи, прописанные прямо, и здесь достаточно
сложно с этим спорить. А есть те, которые и родились как компромиссы в ходе наших дискуссий в Минске в 2015 году. И поэтому разные стороны по-разному их трактуют. В этом смысле я с госпожой
Федеральным канцлером согласен, она права.

Ну, для этого мы собираемся, чтобы
выйти на общее понимание, на единый стандарт
в юридической технике так называемой. Но я согласен и в том, что никакой другой
альтернативы, кроме Минских соглашений нет, и нужно сделать все для того, чтобы они были полностью реализованы.

В.Зеленский (по-русски): Спасибо
большое за вопрос.

Если вы не против – начну ли,
готов ли я контактировать с жителями
оккупированного Донбасса… Сегодня не единожды Президент Российской Федерации
тоже говорил о том, что там при прямом диалоге… Я
просто к чему. Да, конечно, я готов, мало
того, я вам больше скажу, я все время говорю с ними. Я сам с юго-востока, там больше 3 миллионов уехало к нам, а они для
меня такие же жители оккупированного
Донбасса. Это очень важный аспект, который я хотел бы вообще поднять. У нас не совсем хватило времени, и как-то бегло и поверхностно мы об этом
говорили. Правда, не было времени для такого серьезного разговора.

Давайте честно. Мы в Минске заседаем, трехсторонняя
группа, и там есть представители, мы их
называем «сепаратисты», представители товарищей-сепаратистов, и они жители оккупированного Донбасса. А у меня огромное количество друзей – жители оккупированного Донбасса, интеллигентные люди, сбежавшие от пуль,
сбежавшие от взрывов, потерявшие свой дом,
недвижимость, близких. Они живут сегодня на территориях, которые контролирует независимая Украина, и я с ними в диалоге. Готов ли я с ними
контактировать? Каждый день. Я вам больше
скажу, в компании, в которой я работал до президентства, «Студия Квартал-95», очень много
людей, огромное количество людей, которые жители
оккупированного Донбасса. Я, кстати, начал
эту мысль, убежала. Мало того, станица Луганская, в Золотом, в Петровском, где мы разводили, я приезжал и говорил с жителями оккупированного Донбасса, которые
работают, у них там квартира, к примеру, на оккупационной части, а работают они
в школе у нас в Украине или наоборот. И таких, Вы знаете, я Вам скажу честно, Вы приедете, я Вам лично покажу. Но чтобы реально, не как ваши там, есть
товарищ Соловьев, весело вещи говорит там, в Москве, что происходит. А я всегда говорю, а вы приедете, посмотрите, что у нас
происходит, Вы походите ножками, ручками, глазками,
ничего страшного, я думаю, туфли «Бриони», или что там, не запачкает человек. И мне кажется, это важно, очень важно всё это
ощущать и понимать. И я поэтому хотел очень, чтобы в Минске – и это правда, я
считаю, это правда, – чтобы в Минске, там, где
есть представители, якобы представители оккупированной части Донбасса, чтобы к присоединись еще несколько
представителей, которые уехали, они тоже
реальные переселенцы и тоже жители оккупированного Донбасса.

Что касается
шагов к миру. Во-первых, мы встретились, и я считаю, что это большой шаг к миру. Если бы мы не хотели, я
уверен, что каждый бы из нас не приехал. Мы
говорим об обмене, и мы сделали. Об этом сегодня все говорили, и фрау Меркель, и господин Макрон, и Президент России Владимир Владимирович Путин. Он сказал, что у нас был обмен.
Действительно, мы созвонились, договорились, у нас был обмен 35 на 35, и корабли нам вернули. Там, правда, не полностью, но мы в ожидании. Поэтому мы все очень
хотим, чтобы был, правда, чтобы был мир, и все для этого готовы делать.

Спасибо.

Реплика: Впустите
российских журналистов, с нашего канала несколько раз высылали.

В.Зеленский: Мне кажется, вы
интеллигентные люди, уступим место…

Э.Макрон: Я думаю, что я здесь пока руковожу дискуссией.

Господин Президент, Вы закончили
ответ на вопрос?

В.Зеленский: Все нормально, я думаю,
там многоточие.

Я имею в виду: конечно, приезжайте к нам.

Реплика: То есть никаких проблем с границей?

В.Зеленский: А у Вас есть проблемы при переходе границы?

Э.Макрон: Давайте мы все-таки оставим это многоточие в выступлении
украинского Президента.

Дамы и господа! У нас было запланировано четыре вопроса, и четыре вопроса уже
были заданы.

Я благодарю вас за ваше терпение.
Благодарю каждого участника встречи за проделанную работу. Благодарю президентов и госпожу
канцлера за эти часы работы и обсуждений.
Благодарю за договоренности, которые были
достигнуты. Мы в следующий раз встретимся через четыре месяца. Благодарю вас.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top