Пострадавшие пайщики: «Будем до конца отстаивать свои права»10.10.2019 22:52

Пострадавшие пайщики: «Будем до конца отстаивать свои права»

Члены жилищно-строительных кооперативов (ЖСК), чьи дома остались недостроенными, обратились в Комитет информации и печати с целью через СМИ привлечь внимание общественности к многолетней проблеме. Потерпевшие эмоционально рассказывают о бесконечных хождениях по инстанциям и праве требования возмещения ущерба, зачитывая выдержки из жилищного кодекса.

С чего все началось

В конце 1980-х годов в Цхинвале в конце ул. Ленина (ныне проспект А. Джиоева) началось строительство трех многоквартирных кооперативных корпусов улучшенной планировки. Один успели построить, а на других работы были прекращены вследствие начала грузинской агрессии. Участники ЖСК к тому времени внесли всю сумму паевых взносов (50% от общей стоимости квартир). После военных действий у государства не нашлось средств довести до конца строительство домов, оно не смогло выполнить свои обязательства перед членами кооперативов.

Десятилетиями дом на 58 квартир (ЖСК-29), возведенный до уровня 4-го этажа, стоит в недостроенном виде. Незаведенный под крышу каркас теряет прочность с каждым годом. В таком же состоянии долгое время пребывал второй объект – 40-квар-тирный (ЖСК-31). Он был поднят почти до второго этажа, но в прежние годы его демонтировали.
Потерпевшие пайщики 30 лет обивают пороги чиновничьих и депутатских кабинетов, напрямую обращаются к первым лицам государства с просьбой помочь в ре-шении проблемы. Понесенный ущерб люди просят компенсировать в денежном эквиваленте или предоставлением жилплощади в новостройках.
В общей сложности было 98 дольщиков, но многие уехали за пределы республики, во всяком случае, сегодня не заявляют о себе. Каждый год перерегистрацию проходят около 40 человек.

«Представители власти пытаются оправдать свое бездействие тем, что эти дома строили при советской власти. Нам часто напоминают, дескать, у многих вклады в банке пропали и т.д. Но это совсем другое, — возмущается Светлана Гассиева. — У людей в банке остались излишки, а мы свои кровные отдавали, чтобы нам построили жилье».
Эдуард Алборов рассказывает, что 40 лет назад отправился работать на БАМ. Выдержал тяжелые условия труда, лишь бы накопить на квартиру. Во время грузинской агрессии получил ранения. «Не буду же бегать к чиновникам, показывать ранения и вымаливать поддержки? Это несолидно. Мы только хотим, чтобы государство расплатилось с нами по долгам», — просит мужчина.

«Моя мать работала педагогом, всю жизнь с небольшой зарплаты откладывала каждую копеечку на квартиру. Денег не хватало, половину суммы для уплаты пая она взяла в долг, который потом годами выплачивала, — вспоминает Алла Пухаева. — Наша семья внесла 8 тыс. рублей. По тем временам это были большие деньги, на которые можно было частный дом купить».

Члены ЖСК называют различные суммы паевых взносов. В пересчете на современные деньги они исчисляются миллионами.
Пострадавшие указывают на право компенсации, ссылаясь на жилищный кодекс. «Наши требования законны. Мы уплатили взносы и стали членами жилищных кооперативов. Все юристы, с которыми советовались, утверждают, что мы имеем право получить жилье, а государство обязано его выделить, — отметила Эльза Гучмазова. — В законе также прописано, что в случае сноса дома предусматриваются компенсационные выплаты пайщикам, однако нам не выплатили ни копейки».

Люди приводят в пример Северную Осетию, где обманутым дольщикам государство возмещает ущерб. В частности, не так давно власти г. Владикавказа завершили строительство многоквартирного дома для дольщиков, решив застарелую проблему долгостроя.

Обманутые надежды

Как рассказывают потерпевшие, власти республики изначально обнадеживали их заверениями помочь в решении наболевшего вопроса. Кооперативщики в 2017 г. просили включить их отдельной категорией в списки очередников на получение жилья в строившихся по ул. Героев домах, но в итоге получили отказ. «Сначала нам дали надежду, а потом разбили ее в пух и прах. Руководство республики говорит, что жилье будет распределено только нуждающимся. Это дискриминация прав пострадавших членов кооперативов. Мы заплатили деньги и государство обязано решить нашу проблему, — считает А. Пухаева.

— Понимаю, немало семей ждут улучшения жилищных условий. Но у меня возникает вопрос: после войны в городе несколько новых микрорайонов построили. Почему до сих пор нуждающиеся не обеспечены жильем?».
Члены ЖСК предлагают с каждого распределения выделять для них 10 квартир или возобновить строительство прежнего жилого объекта, предварительно оценив его техническое состояние. Они также ставили вопрос постройки нового дома, хотя бы на 40 квартир, включив мероприятие в Инвестпрограмму.

«Правительство официально признало нас пострадавшими от грузинской агрессии, но для реабилитации наших жилищных прав ничего не делается, — говорит С. Гассиева. — Россия столько денег вложила в развитие нашей республики. Можно было изыскать средства для строительства одного небольшого корпуса для членов ЖСК. Никто не удосужился даже пригласить экспертов для оценки состояния недостроенного дома. Говорят, нужно три миллиона, а этих денег, видите ли, нет».

Поправки в закон

По поручению Президента Бибилова, правовой отдел городской администрации разработал поправки в действующий закон о жилищной политике, чтобы в нем были учтены интересы потерпевших пайщиков. В частности, речь идет об их включении в списки очередников на жилье отдельной категорией. Нынешним летом Правительство одобрило поправки, теперь они находятся на рассмотрении в Парламенте.

По словам главы администрации г. Цхинвала Алана Кочиева, если поправки будут утверждены, пайщики смогут претендовать на получение жилплощади из городского фонда. «Они будут получать жилье в порядке очередности. В ближайшие годы в Цхинвале в рамках Инвестпрограммы будут строиться новые многоквартирные корпуса», — отметил мэр.

В Парламенте рассмотрением этого вопроса занимается Комитет по промышленности, строительству, транспорту, связи и природным ресурсам. «В Комитете тщательно изучают поправки. Мы все сходимся во мнении, что права пайщиков нужно четко обозначить в законе, — говорит председатель Комитета Алан Алборов.

— Прежде чем выносить законопроект на Президиум, его, как и полагается, мы направили в другие комитеты, в том числе правовое управление парламента. У каждого свои предложения, свое видение ситуации. Я регулярно встречаюсь и с самими пайщиками. С учетом всего этого необходимо доработать поправки, чтобы они были не просто приняты, а имели конкретные формулировки, не было двусмысленности. Нужно все четко прописать, и тогда закон будет работать не на словах, а на деле».

По словам А. Алборова, какие бы поправки не были внесены в закон, есть понимание того, что в первую очередь жилье должны получить остронуждающиеся, и впоследствии остальные члены ЖСК. Из общего числа для них могут выделить определенную часть квартир. «Пусть это не сразу решит вопрос, но государство будет чувствовать ответственность перед пайщиками. Это важно. Среди них много людей, которые долгое время работали на благо родины, получили звания заслуженных работников в разных сферах деятельности. Есть те, кто имеет награды защитников Отечества. В любом случае, это наши граждане, которые потеряли свои сбережения и нельзя оставлять их без внимания», — сказал Алборов.

Члены ЖСК следят за развитием ситуации, но предлагаемые правительством поправки их не устраивают. По их словам, они подчинены основной формулировке статьи 18, подразумевают только нуждающихся в жилье членов ЖСК. «Это ущемление прав по имущественному признаку, поскольку отправной точкой в нашем вопросе является не нуждаемость, а оплата баснословных по советским временам денежных сумм. Разработанные администрацией города поправки рассчитаны на то, чтобы загнать нас в какие-то рамки, которые не позволят реализовать наши жилищные права. Будем до конца отстаивать свои права», — решительно настроены кооперативщики.

А.БАГАЕВ

Газета Южная Осетия

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top