Жертву Беслана лишили квартиры в Сочи, пока она лечилась в Германии10.09.2019 22:38

15 лет назад Алина Цгоева чудом выжила в бесланской мясорубке. Рядом с ней была тетя и двоюродный брат. Мама девочки работала учительницей осетинского языка и литературы в той же школе, но задержалась в магазине – торт покупала. Когда прибежала на звуки стрельбы, террористы уже согнали заложников в спортзал…

На следующий день — 2 сентября – Алине исполнилось девять лет. Вместо поздравлений в семейном кругу она получила приказ немедленно сесть на место и удар автоматом от террориста за то, что попросилась к родным. 3 сентября она считает своим вторым днем рождения.

— Мина взорвалась на том месте, где я сидела, — рассказывает Алина. — Как только я отошла, прогремел первый взрыв. Все начали убегать в панике. Я увидела, что террористы стреляют убегающим в спины, и решила, что мне лучше лежать на одном месте. Я упала на пол и притворилась мертвой. Закрыв глаза, стала ждать, когда прекратится стрельба. Было очень страшно. На меня падали убитые, с потолка сыпались обломки.

Когда стрельба стихла, Алина подняла голову и поняла, что она просто погребена под трупами. Девочка заплакала, а через некоторое время услышала голос, спросивший по-русски: «Здесь есть кто живой?».

Девчушка не могла кричать пересохшим горлом и выбраться из-под погибших, она просто подняла руку.

— Дядя вытащил меня из-под убитых, прижал к груди и вынес из спортзала, — рассказывает Алина.

Спецназовец спас девочку ценой своей жизни. Подкошенный выстрелом снайпера в спину, он упал. Малышку в одних трусиках подхватил какой-то парень в черной футболке и камуфлированных штанах и рванул с ней на руках к «Скорой».

Алина была на волосок от гибели – тело было изрешечено осколками, последние извлекли только спустя несколько лет. После долгого лечения начались серьезные проблемы с почками.

Брат Алины тоже спасся. А вот тетя навсегда осталась в спортзале школы №1…

ФОКУС С ИСЧЕЗНОВЕНИЕМ

За прошедшие с тех страшных событий 15 лет Алина перенесла шесть операций и четыре курса лечения в Москве и Германии. Это все – на пожертвования, на помощь от зачастую совсем незнакомых людей. У мамы, простой учительницы, все деньги уходят на здоровье дочери.

А последние несколько лет женщина бьется в судах за право на квартиру, которую она купила для дочери в Сочи еще в 2012-м году.

— Покупка квартиры не была прихотью. Врачи, обнаружив йододефицит, рекомендовали дочери жить там, где воздух насыщен йодом, то есть рядом с морем, — говорит Белла Цгоева. – Я — обычный учитель. Жилье в приморском городе — это очень большие деньги для меня. Но мы решились.

Искали подходящий, максимально бюджетный, вариант и нашли в селе Барановка на склоне горы Пасечной. На улице Армянской уже достраивался многоэтажный дом. В мае 2012-го года женщина заключила предварительный договор купли-продажи с застройщиком Артуром Мегрикяном и перевела ему миллион рублей. Оставшуюся часть денег также перечислила в срок.

Однако застройщик оказался мошенником. Сначала попросил немного подождать из-за того, что право собственности еще не было зарегистрировано. Через несколько месяцев продавец вовсе пропал и перестал отвечать на звонки. Основной договор так и не был заключен.

— В то время я физически не могла приехать в Сочи, мы с Алиной находились на лечении в Германии. Когда вернулись, сразу же поехала туда, но узнала, что квартира была продана другим людям, — продолжает женщина.

Квартира уже была заселена, ее новые хозяева не спешили идти на контакт. Выход был один – обращаться в суд.

— Я оставляла записку под дверью, в которой рассказала всю ситуацию. Тогда еще были свободные квартиры в доме, и можно было попытаться решить вопрос с застройщиком вместе. Долго думала – стоит ли объяснять, что это не просто квартира, это квартира девушки, выжившей в самом страшном теракте современности. Боялась, что мои слова расценят как спекуляцию. Но потом все же написала как есть. Вскоре пришла, а под дверью моя же записка. На обратной стороне дописали: «квартира зарегистрирована на нас», — говорит Белла Владимировна.

К делу подключился бывший президент Северной Осетии, а ныне член Совета Федерации Таймураз Мамсуров. Двое его детей тоже были в заложниках. Боевики знали об этом и пытались шантажировать главу республики, давали поговорить с сыном по телефону. Но Мамсуров сказал сыну: «Ты – мужчина, терпи!». Дети чиновника выжили, хотя дочь была тяжело ранена. С тех пор Мамсуров помогает «Матерям Беслана» и в частности Цгоевым.

— Женщина, которая все деньги и все время тратит на то, чтобы в Германии лечить дочку, оставшиеся деньги вложила в жилье в Краснодарском крае. Там ее обманули, воспользовавшись тем, что она в очередной раз в Германии и не смогла явиться. Я этим сейчас занимаюсь, все эти краснодарские суды наизнанку выворачиваю, — сказал сенатор Таймураз Мамсуров в интервью Юрию Дудю.

Корреспонденты «КП»-Кубань» выяснили детали этой некрасивой и даже бесчеловечной истории. Их квартиру продали несколько раз. Пока мама и Алина находились на лечении, застройщик, введя в заблуждение и вторых покупателей тоже, продал еще раз эту самую однокомнатную квартиру. А новая хозяйка – тут же другим людям. И те сразу же въехали.

Доказать свое право на жилье оказалось непросто, в том числе и из-за странных решений Краснодарского краевого суда.

ГОДЫ В СУДАХ

Хостинский районный суд изначально не удовлетворил требования Беллы Цгоевой и отказал в праве на квартиру, а вот апелляция в краевом суде стала на сторону женщины, признав предварительный договор действительным, ведь вся сумма по нему была выплачена в срок. В документе также был пункт, по которому продавец не мог передавать квартиру другим лицам. Соответственно, вторая продажа уже была незаконной. У суда вызвала сомнения сумма второй сделки, по которой квартира площадью 44,8 квадратного метра была оценена в 10 тысяч рублей. Еще раз. Целую квартиру в Сочи продали всего за 10 тысяч рублей. Суд это обстоятельство счет явным признаком мнимости сделки. Устоялось решение в пользу Беллы Цгоевой и в кассации.

К этому моменту застройщик Артур Мегрикян уже был приговорен к девяти годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве. По данным следствия, в результате действий застройщика 117 дольщиков из разных регионов России потеряли 179 млн рублей.

Он собирал деньги по предварительным договорам долевого участия в строительстве жилых многоэтажек в Сочи в переулке Вертолетном и на улицах Изумрудной, Пластунской и Армянской получал от каждого покупателя от 500 тысяч до пяти миллионов рублей. Дома тоже строились незаконно.

В июне 2018-го года Хостинский районный суд, основываясь на предыдущих решениях краевого суда признал право собственности на квартиру за Беллой Цгоевой. Это нужно было для того, чтобы зарегистрировать квартиру. Казалось, в деле спустя шесть лет, наконец, поставлена точка.

ЗАЛОЖНИКИ ПРАВА

Однако весной этого года Краснодарский краевой суд рассмотрел апелляционную жалобу жильцов квартиры и неожиданно отменил решение в пользу Беллы Цгоевой и отказал в удовлетворении ее требований.

— Беспрецедентное решение приняла апелляционная инстанция. 4 апреля 2019-го года Краснодарский краевой суд отменил решение Хостинского районного суда, которое опиралось на предыдущее апелляционное определение Краснодарского краевого суда по тому же делу. Это немыслимо! Ничего подобного за 21 год адвокатской практики я не видел, — рассказал «КП-Кубань» председатель Черноморской коллегии адвокатов Александр Богомаз.

Суд не обратил внимания на вступившие в законную силу судебные акты и принял жалобу не у участников процесса, а у людей уже лишенных права на спорное жилое помещение.

— Это противоречит не только закону, но и здравому смыслу. Это не ошибка, а настоящее преступление, — не стесняется в выражениях Александр Богомаз.

Белла Цгоева направила кассационную жалобу. Несколько месяцев ушло на истребование дела, ожидается, что в ближайшее время его снова рассмотрит президиум Краснодарского краевого суда. Свой официальный запрос в суд направил и сенатор Мамсуров.

«ПОЧЕМУ ЭТО ПРОИСХОДИТ С НАМИ?»

Два года назад, когда Алине Цгоевой было 22, у нее обнаружили рак щитовидной железы. К этому привел постоянный недостаток йода в организме.

Девушке помогают и «Матери Беслана». Эта организация появилась после теракта. Каждая из женщин потеряла в нем своего ребенка. С тех пор живут ради детей, пострадавших в этой трагедии.

— Мы уже много лет просим создать закон о пострадавших в терактах, чтобы федеральные органы власти могли им оказывать помощь. Алине нужна была операция, им выделили квоту по ОМС, но возможности покрыть сопроводительные расходы не было. Собирали всем миром. Так быть не должно, — рассказала руководитель «Матерей Беслана» Сусанна Дудиева.

Но раз за разом выжившим в аду бесланской школы приходится обращаться к властям и просить о помощи. «Матери Беслана» хотят, чтобы появилась единая база со всеми пострадавшими в терактах для того, чтобы минздрав мог отслеживать каждого и оказывать необходимую помощь.

Семья Цгоевых не скандалит, не хайпунт в соцсетях, ничего не требует (хотя мог ли бы) и никого не винит. Они очень ценят поддержку со всех сторон. В том числе большой вклад бойцов спецназа, которые взяли шефство над Алиной.

— Они сказали, что если уж вытащили ее оттуда, то должны помочь Алине и дальше. Эти ребята из спецподразделений даже не называют своих имен, но они не забывают нас, — говорит Белла Цгоева.

Пару лет назад у Алины брали интервью и на вопрос о смысле жизни она сказала:

— Я живу, чтобы творить добро и быть полезной для окружающих. Жизнь каждому дается только один раз, а вот мне она дана дважды и я точно знаю для чего. Я живу за себя и за тех, кто так хотел жить, чтобы помнить их и любить их…, — ответила Алина.

И даже сейчас, столкнувшись с мошенничеством, с человеческой непорядочностью, со странными судейскими решениями, она не требует чьей-то крови.

— Конечно, Алине обидно, что нас обманули с квартирой, она переживает больше меня. Это были ее деньги. Мы хотели решить вопрос мирно. И мне кажется справедливым, что мы имеем право на эту квартиру, которую продали спустя год, — говорит Белла Цгоева. – Пережив весь ужас, долгое лечение, мы оказались в такой ситуации. Иногда просто опускаются руки. Ну почему все это происходит с нами?

Женщина надеется, что спустя шесть лет дочь все же сможет попасть в свою квартиру.

Комсомольская правда.
АРТЁМ ГНАТЕНКО

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top