«Матери Беслана» отказались от сбора денег после критики в соцсетях10.09.2019 11:21

«Матери Беслана» отказались от сбора денег после критики в соцсетях

Комитет «Матери Беслана» открыл счет для сбора помощи жертвам теракта, но столкнулся с потоком негатива и отказался от этой идеи, не получив денег. По данным комитета, в помощи нуждаются около 20 потерпевших. Волна оскорбительных комментариев вызвала ответную реакцию в Facebook с осуждением хейтеров.

«Если люди не понимают хорошие порывы… Мы можем не обращать на них внимания, но мы подумали и решили, что как-нибудь обойдемся. Будем работать, как работали раньше. Насколько сможем, будем привлекать внимание к проблеме, к этим нуждающимся людям», — пояснила зампредседателя общественной организации Анета Гадиева.

Она отметила, что до решения закрыть счет денег на него не поступало. По словам Гадиевой, с угрозами в адрес «Матерей Беслана» никто не звонил, полемика развернулась в социальных сетях.
Пользователи Facebook осудили хейтеров

«Матери Беслана» открыли счет 6 сентября, сообщила в тот же день автор книги «Форпост. Беслан и его заложники», журналистка «Коммерсанта» Ольга Алленова на своей странице в Facebook.

«Они и не хотели собирать пожертвования, но мы с коллегами убедили их, что это необходимо, потому что комитет там, внутри, лучше всех знает о нуждах людей. Некоторые люди в Беслане остро нуждаются в поддержке, в том числе и финансовой. Они нуждаются в помощи психологов. Они хотят иметь возможность говорить о трагедии с российскими гражданами, потому что это наша общая боль и это наша история», — написала Алленова.

Впоследствии Алленова дополнила запись, пояснив, что после фильма блогера Юрия Дудя о Беслане поняла, насколько необходима координация помощи пострадавшим.

«Многие люди в стране хотели бы помочь, но не знают, как. В сети нет реквизитов всех нуждающихся. <…> Государство все эти 15 лет не сделало ничего для людей, переживших теракт и ставших инвалидами. Они не получили необходимой реабилитации», — сказала Алленова.

Новость в Instagram об открытии «Матерями Беслана» счета для перечисления денег на нужды пострадавших вызвала «проклятия, издевательства, откровенные оскорбления», сообщил 7 сентября на своей странице в Facebook журналист Заур Фарниев, сославшийся на скриншоты к публикации с закрытыми комментариями. Он уточнил, что скриншоты получены от Ольги Алленовой.

Комментаторы осудили авторов оскорбительных высказываний, только двое высказались против комитета.

«Большая часть потерпевших в бесланском теракте, мягко говоря, не очень хорошо относятся к комитету «Матери Беслана».  Думается, пишут про комитет не какие-то боты, а реальные люди из числа потерпевших, не понаслышке знающие их реальные дела», — написал 8 сентября Серго Сергофф.

«Согласна с вами», — написала Ив Арина.

«Это пишет человек с пустым профилем и местом жительства в Санкт-Петербурге. И поддерживает его человек с пустым профилем. В то время, когда все остальные реальные люди, живущие в Осетии, поддерживают комитет», — отреагировала на это Ольга Алленова.

«Очень хорошо понимаю почему «Матери Беслана» отказывались открывать счет. Ровно по тем же причинам я отказалась от сбора средств. И, как оказалось, была права… Но «Матери Беслана» не могут позволить себе «спрятаться» так, как это сделала я», — написала 8 сентября на своей странице в Facebook Диана Муртазова.

По словам Гадиевой, в помощи нуждаются около 20 жертв теракта. Одна из пострадавших в Беслане недавно умерла от рака, от онкологии страдают еще несколько человек, добавила Гадиева.

«Если бы был закон о статусе жертв терактов, то тогда бы эта проблема так актуальна не была, тогда бы нам тоже в укор не ставили: «Сколько вам надо?» Да, безусловно, эти 15 лет помогает республиканская власть, но все время приходится просить, все время с протянутой рукой. А когда этот вопрос поднимается, то, опять же, некоторые злопыхатели начинают: «Сколько им еще надо?» Пусть каждый испытает то, что мы испытываем, и тогда будут судить. Людям нужна помощь, и при нынешней системе здравоохранения им неоткуда ее ждать, если только это не будет какая-то особая федеральная программа», — считает Анета Гадиева.

Гадиева также указала на неточности в фильме Дудя.

«В целом фильм блогера Юрия Дудя основан на словах потерпевших и фактах, установленных на судах. Многое из того, о чем говорилось в фильме, это все были факты из судебных процессов. И это было озвучено известнейшим блогером страны, поэтому это получило такой резонанс», — считает Гадиева.

Она перечислила замечания, которые возникли у нее при просмотре фильма. «Журналист «Новой газеты» Елена Милашина, прекрасно зная все детали этих событий, называет террориста Ходова осетином. Все знают, что Ходов не осетин. Его в детстве привезла сюда мать, выйдя замуж за осетина, который дал ему свою фамилию. У Дудя, как и у других, вообще не делается акцент на террористах. Всегда нужно показывать все стороны преступления», — сказала Анета Гадиева.

Напомним, видеоблогер Юрий Дудь 2 сентября на своем YouTube-канале опубликовал трехчасовой документальный фильм о теракте в Беслане, в котором бывшие заложники, их родственники, политики и известные журналисты поделились воспоминаниями и мнениями о причинах и последствиях трагедии. За несколько часов фильм набрал почти полмиллиона просмотров.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top