Трагедия и тайна Беслана03.09.2019 08:51

15 лет назад в Северной Осетии был совершён самый крупный теракт в истории России. Многие его обстоятельства до сих пор остаются загадкой

Утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года, в школе №1 города Беслана террористы захватили 1128 заложников – школьников и учителей. Их удерживали в заминированном здании школы в течение двух дней. 3 сентября в школьном спортзале по не установленным до конца причинам произошли несколько взрывов. Спецназ ФСБ вынужден был начать штурм. Последствия были ужасны: погибли 333 человека, в том числе 186 детей.

Беслан

(Фото: zmnvest.ru)

Этот день – самый трагичный в новейшей истории Северной Осетии и один из самых трагичных в новейшей истории России. Причём, многие обстоятельства тех страшных событий остаются не прояснёнными до сих пор. На эту тему у меня состоялся содержательный разговор с Иссой Магометовичем Костоевым, бывшим российским сенатором, заслуженным юристом РФ, генерал-лейтенантом в отставке. Костоев – наш земляк, он вырос в Северном Казахстане, в 1965 году закончил юридический факультет КазГУ. Исса Магометович тот самый следователь, который в 1990 году разоблачил серийного убийцу Чикатило. Об этом я уже рассказывал нашим читателям.

Костоев ингуш по национальности. Он был представителем президента РФ в Ингушетии во время событий осени 1992 года, когда между ингушами и осетинами произошли вооружённые столкновения в Пригородном районе, унесшие много жизней, резко и надолго осложнившие ситуацию в регионе. Исса Магометович говорит, что после теракта в Беслане обстановка вновь оказалась до предела накалённой:

«Я допускал, что может начаться большая осетино-ингушская война. В регион прилетел президент Путин, как мог успокаивал и осетин, и ингушей. Не всегда, по-моему, удачно. Например, он сказал, что Осетия это форпост России на Северном Кавказе. Такие слова, мягко сказать, вызвали удивление в сопредельном регионе. Если Осетия форпост, то кто же тогда ингуши, находящиеся не по своей вине в затяжном конфликте с осетинами?».

Относительно самого теракта в Беслане и его расследования у Костоева, как у бывшего следователя, есть свое особое мнение, не совпадающее с теми выводами, которые публиковались в средствах массовой информации.

Исса КОСТОЕВ

Исса КОСТОЕВ

Когда принималось решение о создании специальной парламентской комиссии по расследованию обстоятельств этой трагедии, Костоев, будучи в то время членом комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности, предлагал свою кандидатуру в состав этой комиссии. Но его предложение было отклонено. Исса Магометович говорит, что он осознавал щепетильность своего предложения. «Дело в том, что во все времена считалось, что следы любого громкого преступления в Осетии, по мнению местных жителей, да и многих местных правоохранителей, уводили в Ингушетию. Вместе с тем, я надеялся, что Совет Федерации будет учитывать не только мою национальную принадлежность, но и мои профессиональные знания, о которых известно в стране, и в первую очередь в Северной Осетии. Самое главное, я полагал, что Совет Федерации учтет тот факт, что, буквально за два месяца до Беслана, террористической атаке подверглась республика Ингушетия. Там были убиты 92 работника правоохранительных органов, более 100 человек из числа мирного населения были ранены. Расследование этого террористического акта ко времени бесланской трагедии находилось еще на начальной стадии».

Костоев говорит, что для него было очевидно: расследование двух этих преступлений должно проводиться совместными усилиями, с привлечением опытных специалистов. Но эти аргументы учтены не были, и комиссию сформировали без него. Около двух лет комиссия курсировала между Москвой и Бесланом, организовывала всевозможные заседания, заслушивания, брифинги. На заседаниях палат парламента делались доклады о ходе расследования. «А что в результате? – говорит Костоев. – Единственный оставшийся в живых участник банды, некий Нурпаша Кулаев, чеченец по национальности, на мой взгляд, человек не совсем здоровый, а может быть просто отсталый, неразвитый – давал на протяжении всего следствия, а затем и в ходе судебного процесса путаные бестолковые показания, которые так и не позволили составить цельную непротиворечивую картину произошедшего. Остальные 32 террориста якобы были убиты в ходе антитеррористической операции. Из числа убитых достоверно установлены и идентифицированы чуть больше половины участников захвата школы в Беслане».

Среди идентифицированных террористов оказались представители разных национальностей: чеченцы, ингуши, осетины и даже африканцы. Несмотря на огромные силы, с самого начала задействованные вокруг расследования, ответы на основные вопросы ни следствием, ни судом, по мнению Костоева, не даны. Не установлено, кто являлся конкретным организатором и разработчиком теракта. Кто и где готовил его осуществление. Какая конкретная цель при этом преследовалась. «Ведь нельзя же рассматривать фигурирующую в материалах дела сумбурную записку на тетрадном листке, которая была передана террористами, как официальное требование серьёзной группировки, готовившей столь масштабный террористический акт», – считает Костоев. – Если теракт, как говорят, заказывал Басаев, откуда взялись эти каракули с орфографическими ошибками? Басаев грамотный человек, с высшим образованием. Способный ясно и точно формулировать свои мысли».

Костоев говорит, что мировой опыт борьбы с терроризмом подтверждает: любой теракт совершается для достижения конкретной цели. Это могут быть требования к органам власти или конкретному кругу лиц. Это может быть месть за конкретные действия и решения органов власти или конкретного лица. Это может быть и желание посеять страх и панику в обществе. Однако из огромного массива материалов, посвященных теракту в Беслане, не понятно, чего же эти люди конкретно требовали. В какой форме и каким образом требования террористов, по их мнению, должны были быть удовлетворены.

Если исходить из того, что эти люди действительно требовали вывести войска из Чечни, то, как они себе это представляли? Террористы собирались так и сидеть с детьми, захваченными в школе, пока будут выводиться войска?

При этом, вне всякого сомнения, террористы хотели вести переговоры с властями. Везде эта тема проходит красной нитью. Достоверно установлено с самого начала, что для переговоров они выбрали президента Северной Осетии Дзасохова, президента Ингушетии Зязикова и известного детского врача Леонида Рошаля. Понятно, почему в этом списке оказался Рошаль. Террористы знали: он на всех уровнях власти, на любых условиях будет добиваться спасения оказавшихся в заложниках детей. Но при чём тут Зязиков и Дзасохов? Это главный вопрос, на который до сегодняшнего дня никто не дал вразумительного ответа.

Когда Рошаль в одиночку попытался вести с террористами переговоры, они заявили, что без Зязикова и Дзасохова, говорить не будут. Сказали, что, если Рошаль «сунется», они его подстрелят. «Ты будешь лежать следующим трупом» – так заявляли террористы, если верить Рошалю и журналистам, которые его цитировали.

При этом настойчиво повторяется версия, что террористы требовали вывода войск из Чечни. Но разве этот вопрос находится в компетенции Зязикова и Дзасохова? Разве они решают вопрос о независимости Чечни? Если даже представить себе, что террористы надеялись на обращение этих людей к федеральной власти, в том числе к Путину, то лучше им было бы потребовать переговоров с тогдашним президентом Чечни Алхановым. Ведь уходить войска должны были из Чечни, а не из Осетии и Ингушетии.

В общем, по мнению Костоева, версия «террористы захватили школу, чтобы потребовать вывода войск из Чечни» не выдерживает никакой критики.

При этом преступники, захватившие школу, хотели вести переговоры и вовсе не намеревались себя подрывать. Это установлено достоверно. Однако по-прежнему не известно, чего они хотели добиться. «Раздумывая над этой ситуацией, – говорит Костоев, – я пришел к мысли о том, не могли ли быть требования террористов связаны с тем обстоятельством, что с 1992 года проблема ингушских беженцев из Северной Осетии так и не нашла своего решения. Десятки тысяч людей во время конфликта покинули свои дома в Пригородном районе и до сих пор вынуждены скитаться по родственникам и знакомым в Ингушетии. Это единственный вопрос, который террористы могли обсуждать с Зязиковым м Дзасоховым. Нет каких-либо других проблем, которые Дзасохов и Зязиков могли бы решить вместе, кроме тех, которые возникли в результате трагических событий осени 1992 года».

Но, пожалуй, самый главный вопрос относительно трагедии в Беслане такой: что же произошло на третий день захвата школы, 3 сентября 2004 года? Почему случился взрыв, почему начался весь этот кромешный ад, унесший жизнь 333 человек, более половины из которых – дети? Ни у кого из тех людей, кто знаком с обстоятельствами тех событий, нет сомнений: до штурма спецназовцы ФСБ не стреляли по школе, где находились заложники. Бойцы спецназа хорошо знали, что школа буквально нашпигована взрывчаткой. Всё это было развешено под потолком в спортзале. Беженцы, которых террористы отпустили в первые дни, рассказывали, что там просто гроздьями висят гранаты и пакеты со взрывчаткой. Любой выстрел может привести к катастрофе.

Не могли вызвать взрыв и сами террористы. Многочисленные свидетели, находившиеся в заложниках, подробно рассказывают, как четко и аккуратно террористы с самого начала охраняли место, где замыкалась объединенная сеть всей этой развешенной взрывчатки. Даже после первых взрывов – по материалам дела это чётко прослеживается – террористы пытались удержать ситуацию. Они продолжали надеяться на какие-то переговоры. Старались загнать хотя бы часть заложников в столовую. Но уже и окна в спортзале повылетали, всё взрывается, люди бегут в разные стороны, падают под градом осколков и пуль…

Лидер боевиков, которого они называли полковником, говорил заложникам: «Становитесь в окна! Берите белые тряпки! Машите ими, кричите, чтобы не стреляли!»

Михаил Гуцериев, он последним вёл переговоры с боевиками по телефону, кричал им: «Что вы наделали!» – «Да мы ничего не взрывали». – «Как не взрывали?».

«Чтобы понять, из-за чего и из-за кого началась стрельба, – говорит Костоев, надо пояснить, что в Северной Осетии к тому времени сохранялись вооружённые формирования, созданные ещё в начале 90-х. Раньше они назывались «ополченцы» и «гвардейцы». Вооружены они были за счет оружия, переданного МВД РФ из Северо-Кавказского военного округа для «миротворческих» батальонов Южной Осетии. Гвардия и ополчение Галазова в то время влились в эти «миротворческие силы» и приняли активное участие в событиях конца октября и начала ноября 1992 года на территории Пригородного района.

В последующем, когда федеральные органы власти снова потребовали распустить и разоружить эти незаконные формирования, Галазов организовал из этих людей так называемое Управление охраны объектов народного хозяйства. Распределил «охранников» по районам во все населенные пункты. А после принятия правительством РФ решения, обязывающего осетинское руководство распустить и ликвидировать эти подразделения, в Северной Осетии приняли решение о передаче этих структур в систему МВД Республики. Кстати, к концу лета 2004 года спецслужбам было известно о том, что в Северной Осетии возможен теракт. Такую информацию удалось получить оперативным способом. Была дана негласная команда организовать усиление патрульно-постовой службы, охрану важных объектов. Где же были эти люди из Управления охраны объектов народного хозяйства? Почему они первого сентября не охраняли школу в Беслане? Это ведь их прямая работа».

А вот после захвата террористами школы в Беслане бывшие галазовские ополченцы, по словам Костоева, самовольно явились с оружием на место событий и приняли в этих событиях активное участие. Руководивший операцией по спасению заложников генерал Андреев, начальник управления ФСБ по Северной Осетии, жаловался в Москву, что эти люди с милицейскими удостоверениями его не слушаются. Создают проблемы для бойцов спецподразделений, окруживших школу. Многие из бывших ополченцев, по свидетельству очевидцев, были в нетрезвом виде. Они вносили беспорядок и даже хаос в без того накалённую ситуацию.

«Да, у некоторых из этих людей оказались в заложниках дети. Как повёл бы себя в таком положении любой другой отец? Как бы я сам действовал в ситуации, когда твоего ребёнка захватили нелюди и в любой момент могут растерзать?.. Не знаю, – признаёт бывший следователь и сенатор. Может, именно так и повёл бы. Но объективно – присутствие в зоне проведения операции по спасению заложников большой толпы вооружённых, не организованных, не имеющих никакого опыта в борьбе с террористами, да ещё в высшей степени взвинченных, и, как говорят, нетрезвых мужчин – сыграло роковую роль».

Кто всё же устроил взрыв под потолком спортзала? Именно после него начался весь этот ад. Следствие утверждает, что взрыв произошёл либо из-за того, что отклеилась лента, которой взрывчатка крепилась к баскетбольному кольцу и щиту, либо террорист, который сидел на пульте, сделал неверное движение от усталости или нервного перенапряжения. Но для Костоева более убедительно выглядит версия о том, что взрыв произошёл от попадания шальной пули в пакет со взрывчаткой или в боеприпас. Ведь бывшие ополченцы неоднократно палили в воздух и вообще куда придётся.

Когда же после взрывов заложники начали разбегаться, и все надежды на переговоры рухнули, террористы начали стрелять как по убегающим заложникам, так и по начавшим наступление офицерам спецподразделения «Альфа». Они вынудили военных спонтанно, без всякой подготовки, начать операцию по спасению заложников. Эта операция оказалась запредельно кровавой. Погибли 314 заложников и 10 офицеров «Альфы». Напомню, что при взятии дворца президента Афганистана Амина в декабре 1979 года, «Альфа» потеряла 6 бойцов.

Вот как рассказывает об этом в своём интервью полковник ФСБ, Герой России Вячеслав Алексеевич Бочаров:

«К прибытию на нас смотрели как на спасителей. Потом все хором стали нас обвинять в том, что мы устроили взрыв. Это же самое стали заявлять и чиновники Центра, в частности Комиссия Торшина А.П. Никто из нас, военных, не стрелял и не мог этого сделать. Я первый ворвался в спортзал. Он горел уже. И боевики ничего не взорвали в школе. Зачем им себя взрывать? Если бы у них была цель как-то вырваться оттуда, они непременно устроили бы взрыв ночью в темноте. При таком скоплении людей была возможность уйти из окружения. Взрыв был организован действиями третьей силы. Обрекать себя на верную смерть боевики не хотели…» (Газета «Аргументы и факты», 4-10 сентября 2015 года)

По мнению Костоева, это тоже говорит в пользу версии о том, что взрыв произошёл по вине бывших «ополченцев». Людей, которые кружили вокруг школы с пистолетами, винтовками и автоматами и не подчинялись ничьим указаниям.

Меня трудно заподозрить в симпатиях к террористам, – говорит Исса Магометович. – Достаточно сказать, что с 1992 года в борьбе с террористами погибли 16 моих близких родственников, работников правоохранительных органов Ингушетии. Я сам стал жертвой террористического нападения на дом, в котором остановился на ночь в августе 2008 года. Но что касается Беслана – по моему глубокому убеждению, эта трагедия до сих пор остаётся не до конца расследованной. Хранит много тайн и неожиданных открытий. Уверен: придёт время, и тайное обязательно станет явным.

ZONAkz

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top