Как под обстрелами молоко в больницу носила: история войны жительницы Цхинвала Ванды Кочиевой11.08.2019 16:52

Как под обстрелами молоко в больницу носила: история войны жительницы Цхинвала Ванды Кочиевой

Семью Ванды Кочиевой война, как и большинство жителей, застала дома. Перестрелки до этого не стали поводом для волнения, ибо такие обстрелы проходили регулярно, и цхинвальцы попросту к ним привыкли. Поэтому Кочиева даже под обстрелами спокойно занималась бытовыми делами.

Седьмого августа стрельба в окраинах города усилилась, и несколько соседей Ванды решили переждать у них дома, но в ночь с седьмого на восьмое августа неожиданно огонь начал вестись по городу.
«Мы о чем-то болтали, как вдруг до нас начали доноситься взрывы. Город оказался под сильным обстрелом. Мы жили на улице Осетинская, 12, рядом с больницей. Видя, что обстрелы не стихают, решили укрыться там. Под пулями соседи, я, мама, сестра и пятилетняя дочка побежали в больницу», — вспоминает Кочиева.

Добежав до больницы, люди увидели, что они не единственные, кто нашел здесь укрытие: подвал был полон не только больных, раненых и медработников, но и обычных жителей, укрывшихся от обстрела.
«Почти сразу в больницу стали поступать раненные. Их было много. В подвале закипела работа. Врачи и медсестры бросились спасать раненых. Медперсонал отважно работал, без отдыха и оперируя раненых под тусклый свет свечей и телефонных фонариков. Скорая помощь тоже не приостановила свою работу. Они постоянно привозили новых жертв войны. Позже перед глазами стала разворачиваться страшная картина: в больницу начали свозить убитых, их было много», — рассказала очевидец.

По словам Кочиевой, раненных и погибших было столько, что вскоре они уже не помещались в подвальном помещении.

«Буквально рядом с нами лежали тела убитых, потому что морг был разрушен полностью, и их некуда было деть. Помещение заполнилось запахом крови. Дети, которых в подвале было очень много, видели происходящий ужас, но сидели спокойно, некоторые от страха плакали. Привезли турецкого журналиста, он был ранен в голову, и от боли сильно кричал, до сих пор не могу забыть его крики», — вспоминает она.
Больница была одним из тех объектов, которые грузинская армия целенаправленно бомбила. По словам Ванды, обстрел медучреждения не прекращался. Все боялись, что здание обрушится, и они окажутся под руинами.

«Грузинская армия орудовала четко. От постоянных обстрелов от здания за два дня остались голые стены, и лишь изредка целые кабинеты», — вспоминает Кочиева.

Запасов еды в больнице было мало. Под обстрелом врачам удалось перенести в подвал все продукты, которые имелись в столовой. Давали людям по чуть-чуть, чтобы как-то продержаться. Здесь большую помощь оказала сама Кочиева. Удивительно, но она под обстрелами, каждую секунду рискуя жизнью, умудрялась два раза в день доить корову и приносить молоко в медучреждение.

«У нас была корова. Несмотря на шквальную артиллерийскую канонаду, ее мычание было слышно до больницы. Ее надо было обязательно доить, поэтому под выстрелами то я, то мама бежали домой, чтобы покормить и подоить ее, а молоко приносили в больницу. С мизерными запасами еды молоко нас сильно выручало. С нами была девушка Алина с ребенком, девочкой, которой было всего два дня. У нее не было ни еды для крохи, ни памперсов. Позднее предприниматель Антон Цховребов, у которого был магазин, наполнил пакеты продуктами питания, детскими памперсами и сквозь обстрелы принес нам их в больницу», — вспоминает она.

Дочь Кочиевой, маленькая Вика была сильно напугана, поэтому, по словам Ванды, врачи ей настоятельно рекомендовали увести ребенка.

«Моя дочь настолько сильно испугалась, что каждые взрывы и выстрелы сопровождались ее криками. Она вся дрожала, плакала. От стресса она настолько исхудала, что джинсы, которые на ней были, пришлось бинтами обвязать возле талии, чтобы они не спадали. Врачи, видя ее состояние, строго сказали мне вывезти ее. 11 августа в город приехали скорые машины, чтобы вывести тяжелораненных в медучреждения РФ.
«Нас посадили с ополченцем, у него было настолько сильное ранение, что тот не сдерживал боль, и врачам всю дорогу приходилось дополнительно колоть ему обезболивающие. Мы сидели у его ног. Страшно, когда видишь человека в таких мучениях. Кабина машина пропиталась запахом его крови. Он был весь перебинтован, но это не останавливало кровь, которая просачивалась через белую повязку и капала на носилки», — со слезами вспоминает она.

Кочиева вместе с дочкой добралась до Владикавказа. В грязной после подвального помещения одежде, в одних домашних тапочках, без денег, одежды и телефона, они оказались в чужом городе в беспомощном состоянии.

«Я не могла позвонить родным и добраться до них, они жили в Беслане. Я подошла к таксисту и попросила его довести нас с тем расчетом, что расплачусь с ним там. В машине по радио рассказывали об обстановке в Цхинвале и вдруг нас с дочкой прорвало, мы начали реветь. Я просто ощутила весь ужас всего происходящего. Таксист, увидев нас в таком состоянии поинтересовался, не из Цхинвала ли мы, мы подтвердили его догадки. Услышав это, он остановился по дороге и закупил для нас продукты, а за проезд денег не взял. В суматохе я даже забыла спросить его имя, но хочется сказать ему огромное спасибо за проявленную доброту», — сказала Кочиева.

По ее словам, когда они добрались до места, к родственникам съехались соседи, они были удивлены, считали, что по кадрам, которые показывают по ТВ, с Южной Осетии вырваться живым вообще было невозможно.
«Последствия войны были серьезные, дочке потребовалось долгое лечение. Мы продолжительное время стояли на учете у невропатолога в Беслане, потом еще долгое время регулярно выезжали на лечение, потому что врачи констатировали у нее нарушения в психике», — сетует Ванда.

Кочиева вернулась в Цхинвал 13 августа, потому что волновалась за сестру и мать, которые остались в осажденном городе.

«Дочку я оставила у тети, а сама выехала обратно. Когда мы приблизились к городу, меня охватил ужас: улицы были полны трупов людей и домашней живности — скотины, собак, кошек. Сильно стонали уцелевшие животные, коровы, которые остались бесхозными. Разруху в городе я могу сравнить только с кадрами Великой Отечественной войны. Там была такая же картина», — вспоминает Ванда.
Свою семью Кочиева застала в здравии, выжила и корова, которая снабжала больницу молоком.

Авторство:

Беседу вела Зарина Хубаева. На фотографии Ванда Кочиева с дочерью в подвале больницы

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top