Интервью Анатолия Бибилова иностранным средствам массовой информации08.08.2019 12:31

Интервью Анатолия Бибилова иностранным средствам массовой информацииДмитрий Виноградов, РИА Новости: Как прошел Ваш визит в Никарагуа, каких договоренностей удалось достигнуть и как вообще будет развиваться процесс признания Южной Осетии со стороны мирового сообщества? Ждать каких-то новых признаний? С тем же Ираном активно развиваются связи? Может уже стоит ждать, что Иран признает вашу независимость?

Анатолий Бибилов: Никарагуа – вторая страна после Российской Федерации, которая признала Южную Осетию, за что мы очень благодарны никарагуанскому народу. Мой визит в Никарагуа был связан с празднованием победы революции. Получив приглашение, мы сочли за честь посетить Республику Никарагуа, так как мы считаем их братским народом. Во-первых, за тот политический героизм, который проявил в свое время Президент Никарагуа, и за то отношение, которое народ Никарагуа показывает к Республике Южная Осетия.

Впечатления от поездки очень сильные. Я увидел поддержку руководства Никарагуа со стороны простого народа. Это серьезно впечатляет. Конечно, у них есть свои проблемы, как и у всех. Самым неблагоприятным партнером для них тоже являются Соединенные Штаты Америки, которые попытались спровоцировать в Никарагуа переворот. Отрадно, что именно народ не допустил, чтобы опять возникла гегемония со стороны Америки. И вот в этой консолидации, наверное, и есть та сила, которая ощущается в руководстве Никарагуа, то есть поддержка народа. И это самое главное.

Теперь по поводу договоренностей. Мы плотно пообщались, была обширная презентация экономического потенциала Никарагуа. Мы договорись, что будем развивать наши отношения в культурной сфере и в сфере экономики. Я думаю, что в скором будущем делегация Никарагуа посетит Южную Осетию и мы уже перейдем к более конкретным действиям. Посмотрим, чем мы можем быть интересны друг другу, кроме той политической основы взаимоотношений, которая у нас уже есть.

Процесс признания Южной Осетии необратим. И тут нет смысла смотреть, через какое время – два дня или два года – нас признает еще какая-нибудь страна. Все видели, что прошло 9 лет и нас признала Сирия. В принципе, мы никуда не спешим. Тем более, что возможности выхода Южной Осетии на международную политическую арену ограничены, и это тоже сказывается. Тем не менее, переговоры по признанию ведутся со многими странами. И в этом нам огромную поддержку оказывают российские коллеги. Я думаю, что мы еще увидим не одно, а несколько признаний со стороны государств, которые входят в Организацию Объединенных наций. Когда мы заявляем о переговорах с какой-нибудь страной, сразу возникают барьеры, бывает давление со стороны Запада, со стороны Америки. Республика Грузия начинает писать ноты протеста. Поэтому мы работаем тихо и спокойно, уверены, что наши шаги дадут результаты по признанию Республики Южная Осетия.

Габриэль Бенуа, документалист из Бельгии: Прошло 11 лет после августовской трагедии. Как это важно для молодежи, которая здесь живет и учится?

Анатолий Бибилов: Для молодежи это, конечно же, очень важно. Потому что фактически с 1989 года, когда был еще Советский Союз, Южная Осетия была в состоянии постоянной перманентной войны. Хрупкий мир установился после того, как в 1992 году на территорию Южной Осетии были введены миротворческие силы. И даже несмотря на то, что миротворцы были здесь, были ситуации, когда крали людей, убивали невинных. Это все не давало спокойного развития не только республике в целом, но и молодежи. Самый большой отток населения был как раз с 1989-го по 1995 год. И потом уже отток населения также усилился, когда к власти в Грузии пришел Михаил Саакашвили. Тогда уже опять началось напряжение в 2002 году. Что самое интересное, грузинские миротворческие силы продолжали ту же политику, которая была у руководства Грузии. По большому счету, грузинские миротворцы не чувствовали себя миротворцами, они себя связывали с вооруженными силами Грузии, соответственно, всячески пытались тоже участвовать в этих провокациях.

Эта перманентная война не давала возможности развития молодежи. Тем более, что был период, когда молодежь Южной Осетии не имела возможности поступать в вузы по имеющимся на то время паспортам. Тут огромная помощь была оказана Северной Осетией, она принимала наших абитуриентов.

Тогда молодежи было тяжело проявить себя, а сегодня она может себя проявить, наши дети учатся в ведущих вузах Российской Федерации. Они проявляют себя не только в плане учебы, но и в спорте. Сегодня спортсмены из Южной Осетии, пока еще в составе сборной России, показывают серьезные результаты.

Габриэль Бенуа, документалист из Бельгии: Какие сейчас отношения между Южной Осетией и Грузией?

Анатолий Бибилов: С Грузией у нас никаких отношений нет. Вы поймите, с государством, которое на уровне руководства занималось государственным терроризмом и фактически занималось геноцидом осетинского народа, с ним не может быть априори никаких отношений без признания геноцида осетин, без подписания соглашения о неприменении силы и признания независимости Республики Южная Осетия. На сегодняшний день я не вижу в Грузии политиков, у которых была бы политическая ответственность, у которых было бы мужество и кто бы это сделал. Таковых просто нет.

По большому счету Грузия сегодня находится под внешним управлением США. Это факт. Грузины сами об этом говорят и сами признают, что есть фактор политической гегемонии над высшим руководством Грузии со стороны Америки. К сожалению, у них нет политиков, которые были бы заинтересованы в том, чтобы в Закавказье был мир и чтобы территория Закавказья не была такой пороховой бочкой, которую можно в любое время взорвать. И пока в Грузии не появятся люди, которые заботятся об этом, у нас никаких отношений быть не может.

Елена Скворцова, газета «Собеседник»: Анатолий Ильич, весной Вы участвовали в Международном ялтинском экономическом форуме. За год до этого Вы обещали привезти больше соглашений. Удалось ли это? С кем и какие соглашения заключила Южная Осетия?

Анатолий Бибилов: Самое главное, что с экономической точки зрения в Южную Осетию начали входить инвесторы. У нас была договоренность развивать виноградарство, этот проект уже реализуется, мы поставляем в Россию вино, причем абсолютно качественное, подтвержденное всеми ГОСТами, СНиПами и так далее. Также благополучно развивается садоводство.

Благодаря России и Инвестиционной программе у нас реализуются масштабные проекты: производство яблок, минеральной воды, мясопереработка.

В конце августа Министр экономического развития Южной Осетии вылетает в Сирию, где представит подготовленный нами пакет документов и предложений. Я уверен, что в Сирии наши проекты, которые мы совместно готовили, получат путевку в жизнь.

Лу Юйгуан, ТВ «Феникс», КНР: Сколько граждан Южной Осетии имеют паспорта Российской Федерации, какова вероятность повторения шагов Крыма по воссоединению с Россией и как Вы относитесь к воссоединению с Российской Федерацией? На сегодняшний момент официальных связей между Южной Осетией и Китаем нет. Как вы считаете, можно ли через Россию развивать бизнес между нашими странами?

Анатолий Бибилов: Это не только можно, но и нужно сделать. Если у нас появится такая возможность, мы будем только рады. Китай – одна из мировых сверхдержав, причем, что отрадно заметить, те последние заявления, которые Китай сделал относительно политики Соединенных Штатов Америки, говорят о том, что Китай прекрасно понимает, кто и какую роль играет из этих сверхдержав в мире на сегодняшний день. И реакция Китая на выход из договора с Российской Федерацией говорит о том, что Китай не только озабочен, но и хочет донести до мирового сообщества то, что тут не Российская Федерация является инициатором каких-то таких шагов, а их инициаторами являются Соединенные Штаты Америки. И эта принципиальная позиция услышана в мире. Она очень важна для таких серьезных геополитических процессов, от которых, конечно же, могут и будут страдать такие маленькие государства, как Южная Осетия и Абхазия. Ведь мы напрямую подвержены тем геополитическим угрозам, которые мы сегодня видим и которые напрягают всех и создают определенную озабоченность всеми происходящими в мире процессами.

Что же касается Вашего первого вопроса о количестве граждан Российской Федерации, то я думаю, что 95% граждан Южной Осетии являются гражданами Российской Федерации. Это не то чтобы правильно, это необходимо. Это говорит о том, что, в принципе, осетины Россию всегда считали своей исторической Родиной. Осетия, как единое государство, вошла в состав Российской империи в 1774 году. И только через десятилетия, в 1801 году, первое грузинское княжество тоже вошло в состав Российской империи.

Осетины по праву считают Россию своей исторической Родиной, как и другие народы, которые проживают в Российской Федерации. Тем более, что фактор разделенного народа еще никто не отменял. Даже если возьмем в пример Северную и Южную Корею, хотя они находятся в состоянии войны, сегодня у них работает комиссия по объединению Кореи, несмотря на то, что они друг на друга смотрят в прицел. Я считаю, что исторически было бы правильно, если бы Южная Осетия вошла в состав Российской Федерации. Не может народ жить разделенным. Тем более, когда меньшая часть – республика, а другая часть – в России.

Если возвращаться к истории, к исторической справедливости, то для осетинского народа очень важно, чтобы наша республика стала частью России. И уже потом в Российской Федерации проводить работу, чтобы Осетия обратно стала единой без деления на Южную и на Северную. Думаю, для осетинского народа это очень важно и жизненно необходимо.

Василий Проханов, газета «Завтра»: Вы человек военный, десантник. Окончили легендарное Рязанское военное училище. Кстати, с прошедшим Вас праздником! Вы участник войны, Вы были ранены, Вам должно быть ясно, как никому, какую роль победа в народно-освободительной войне играет в идеологии государства, может, она вообще является основой идеологии государства?

Анатолий Бибилов: В 1989 году, когда СССР просуществовал еще два года, началось вот это противостояние. В 1991 году СССР фактически распался, в 1992 году его уже не было, эти события достигли апогея в 1991-1992 годах, особенно в ноябре месяце. Тогда такой идеологией для народа Южной Осетии стало вхождение в состав Российской Федерации. Был проведен референдум, по его результатам 99,8% проголосовавших жителей Южной Осетии изъявили желание войти в состав России.

К сожалению, в связи с развалом СССР, со слабостью Российской Федерации такое политическое решение тогда никто не принял. Но в любом случае получила продолжение борьба за независимость от Грузии, поэтому южную часть Осетии силой запихали в ГССР, хотя она себя частью Грузии не считала. Не было вот этой духовной, политической, географической и территориальной связи, ее никогда не было.

Василий Проханов, газета «Завтра»: Даже этнической не было?

Анатолий Бибилов: Разные этнические группы, разный язык, разная культура, менталитет, мировоззрение. Частью Грузии Южная Осетия никогда не была. Хотя и были браки между грузинами и осетинами, но народ Южной Осетии никогда себя не считал частью Грузии. И в рамках СССР этого не было видно. Каждые 10-15 лет были волнения, но этого не было видно, не было слышно. Потому что в СССР было не принято разжигать межнациональную рознь.

Но в любом случае в 30-х годах прошлого столетия инициаторами были студенты, которые выступали, что мы должны быть в составе РСФСР, Осетия должна быть единой, что мы не должны быть в составе Грузии. Их осудили и дали им по 10-25 лет. Каждый раз такие волнения были, но они тихо и мирно устаканивались. И уже когда к власти пришли националисты, когда в 1989 году пошли волнения, когда Звияд Гамсахурдиа начал заявлять, что негрузинское население надо выметать метлой из территории Грузии, когда упразднили Автономную область, когда пошли вот эти политические процессы, тогда, конечно, осетинам надо было выбирать, куда им двигаться. Очевидно, что Республика Южная Осетия отдельно не смогла бы существовать, да и сейчас она по определению не может существовать отдельно и независимо. Мы понимаем, что единственным направлением для развития является Российская Федерация, потому что часть Осетии находится в составе России, соответственно, мы тоже должны быть там. Главная идеология в те времена заключалась в независимости от Грузии и вхождении в состав Российской Федерации.

Сегодня здесь уже спокойно, Россия является гарантом безопасности, выработан контур безопасности. Сегодня многие пытаются говорить, что мы независимое государство, должны развиваться и прочее. Идеология не поменялась, но само восприятие сегодняшних реалий влияет на отношение к той идеологии, которая была с начала освободительной борьбы.

Если народ разделен, общего развития у него не будет. К примеру, когда-то украинцы и белорусы были одним нардом, а сегодня мы что видим? И что нам это даст через 50-100 лет?.. То же касается и Северной Кореи, где один этнос находится в состоянии войны. Поэтому ни в коем случае не считаю, что идеологию надо менять. Она должна быть одна. И заключается она в объединении осетинского народа и развитии объединенного этноса в том векторе, в котором мы живем.

Хаял Алиев, Азербайджан: Рад Вас видеть. Как мы наблюдаем, в Иране показывают новости про Южную Осетию, мы чувствуем со стороны Ирана теплое отношение. Каковы Ваши планы в дальнейшем в этом направлении? И есть ли какие-то конкретные задачи?

Анатолий Бибилов: Развивать отношения с Ираном важно и нужно. Это историческая и культурная необходимость, так как у нас одна языковая группа. В этом плане надо двигаться. Мы понимаем, какую важную роль играет Иран на Ближнем Востоке. Мы видим, какие прекрасные отношения у Ирана с Россией. Мы будем предпринимать любые шаги, которые бы нам позволили теснее взаимодействовать и налаживать отношения. Поручения, которые необходимы Министерству иностранных дел и нашим посольствам, уже есть. Как минимум, мы должны сотрудничать на межкультурном уровне и далее сближать позиции других направлений.

Хаял Алиев, Азербайджан: Скоро состоится культурный форум в Санкт-Петербурге. Жду со стороны Южной Осетии поручений, чтобы организовать неформальную встречу представителей Южной Осетии и Ирана. Как военный человек, как Вы можете комментировать происходящее вокруг Ирана?

Анатолий Бибилов: Не действия Ирана надо комментировать, а действия тех сил, которые создают непонятную напряженность вокруг Ирана. Иран живет своей жизнью. Иран – светское государство, которое развивается. Если провести аналогию с Венесуэлой и Никарагуа, с Ираном, с Украиной, с Молдавией… Что получилось в Никарагуа? У них ВВП в год увеличивался на 5%. Это не понравилось сверхдержаве, которая прекрасно понимала, что Никарагуа может стать сильным и самодостаточным государством и что надо что-то делать. И в Никарагуа попытались спровоцировать переворот, объявили санкции и прочее.

То же самое в Венесуэле, где есть нефть. Она помогала и Никарагуа, и странам Латинской Америки. Государство становится самостоятельным, американцам это не нравится и они там тоже производят арест счетов.

Иран тоже не исключение. Иран – самостоятельное государство, проводит свою политику, у него есть свое мнение относительно тех процессов, которые происходят в мире. Соответственно надо сделать все для того, чтобы Иран стал менее влиятельным, слабым, зависел от тех компаний, которые пытаются управлять всем миром.

То же самое в Китае. Что мы видим в толпе? Американские флаги, Америка там присутствует… и не потому, что там плохи дела, просто Китай стал самостоятельным и реагирует на ту войну, которую ей объявила Америка, и защищает себя от внешних угроз, в том числе экономических.

Официальный сайт Президента Республики Южная Осетия

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top