Об опасности ревизии религиозной сферы Осетии или как Уастырджы целенаправленно пытаются сделать христианином04.07.2019 19:02

Об опасности ревизии религиозной сферы Осетии или как Уастырджы целенаправленно пытаются сделать христианином

В №10 за май 2019 года газеты «Стыр Ныхас» – печатного органа международного общественного движения «Высший Совет осетин» (ВСО) – была размещена небольшая заметка, вызвавшая большой общественный резонанс по обе стороны от хребта. На четвертой странице издания была представлена очередная ненавязчивая попытка привязать к православию сакральный образ небесного Уастырджы, покровителя воинов, путников и мужчин, «превращение» этого представителя древнего осетинского религиозного пантеона в христианского святого через крестное знамение.

Ознакомившись намедни с этим, казалось бы, безобидным, на первый взгляд, повествованием, которое не могло не вызвать возмущение, мы скинули скриншот данной заметки директору ИА «Аланияинформ», который в свою очередь выставил ее на своем сайте под вопрошающим заголовком «Стыр Ныхас сбился с дороги?», придав заметке гласность. Как оказалось, многие о ее публикации уже с месяц и не подозревали. В свою очередь сотрудник нашего издания связался с руководителем международного общественного движения «Высший Совет осетин» Русланом Кучиты. В разговоре с ним было выражено удивление заметкой, на что в ответ были высказаны извинения, поскольку с публикацией он сам ознакомился только после печати.

Думается, настала пора предложить вниманию читателя содержание самого повествования, размещенного в газете «Стыр Ныхас» под незамысловатым названием «Как Уастырджы стал святым»:

«Когда-то Уастырджы был обыкновенным человеком и занимался охотой. Бог любил его за благородство и мудрость и не один раз предлагал ему стать ангелом. Однако Уастырджы отказывался. Тогда Тутыр, покровитель волков, обратился к Богу: «Я сделаю из него святого!» – спустился на землю и говорит Уастырджы: – За морем пасется много скота. Давай угоним его». Уастырджы согласился, и утром, взяв с собой еды, они отправились в дорогу. Когда вышли к морю, Тутыр пришпорил коня и пошел по воде, словно по земле. «Езжай за мной, если ты мне друг!» – крикнул он Уастырджы. Тот последовал его примеру. Но вскоре его конь стал тонуть. И тогда Уастырджы крикнул: «Друг, где ты? Помоги мне!» Тутыр отвечает: «Перекрестись и помолись Богу, тогда будешь спасен». Делать нечего, Уастырджы перекрестился – и превратился в святого(выделено нами – прим.ред.). Вскоре всадники очутились на противоположном берегу. Правда, чужой скот угонять не стали: святые и ангелы так не поступают».

Следует отметить, что стремление поставить знак равенства между одним из главных символов Осетии небожителем Уастырджы и святым Георгием, олицетворяющим христианскую церковь, имеет давнюю традицию. Это происходило и происходит в разных формах и с разной степенью аргументации. И указанная притча о том, как Уастырджы превращается «в святого» православной церкви через крестное знамение из этого же ряда. Но одно дело, когда это происходит через информационные площадки православной церкви, или солидарные с РПЦ структуры, а другое, когда этой жепозиции придерживается печатный орган организации, которая как раз призвана защищать традиционную национальную веру. В которой образ Уастырджы никак не связан с символами христианской веры в принципе. Ни по сути, ни по поступкам, ни по делам.

Следует отметить, что уже на следующий день после нашего общения, глава общеосетинской организации «Стыр Ныхас» Р.Кучиты в социальной сети Фейсбук разметил свое пояснение. «Не очень умная, кем-то выдуманная и неправильно переведенная притча или сказка действительно не должна была быть напечатана в нашей газете. Вина за это полностью лежит на главном редакторе Б.Бицоеве, исоответствующий разговор с ним уже состоялся. Я сам прочитал эту заметку вместе со всеми, когда газета уже вышла, но являясь ответственным за деятельность и организации, и газеты,приношу свои извинения за этот ляп».

Признаться, в искренности Руслана Кучиты сомневаться не приходится. Между тем, мнения в Фейсбуке разделились. Одни призывали не придавать большое значение этой ошибке, другие напротив, усмотрели в публикации ангажированность: «Ошибку в газете трудно назвать «ошибкой». Больше похоже на продуманную провокацию и преднамеренное оскорбление чувств верующих» (Сергей Хъамбегаты). «Сама заметка о том, что «Уастырджы был человеком», является явным информационным вбросом со стороны христианских идеологов. Это еще одна попытка внести Уастырджы в список «святых» христианского толка. Это прямое посягательство на мировоззренческие основы традиционной религии осетин» (Даурбек Макеев). «Как-то с трудом представляется, чтобы члены ВСО целенаправленно исполняли заказ патриарха Кирилла на дискриминацию традиционной веры осетин в честь юбилейной даты «крещения» Алании, но бытьвнимательными к своим публикациям, как на газетных страницах, так и на книжных, весьма и весьма стоило бы. Раздувать всю эту историю с публикацией газеты, думаю, никто не желает, но и проходить мимо и прятать голову в песок, тоже не стоит» (Сана Отарты)…

Все мнения в своем роде справедливы. При этом ситуация ссознательным изменением образа Уастырджы находится в канве очень опасного процесса. И имя ему – попытка нивелирования всего национального. Среди свидетельств этому – навязывание нового визуального образа Уастырджы и через росписи в Юго-Осетинском Госдрамтеатре, где перед нами предстает сверстник святого Георгия, внешне ничего не имеющий общего с принятым образом Уастырджы. (Тут дело, к слову, не в художниках, которые изначально рисовали небожителя в общепринятых чертах). В эту же сумрачную копилку – утверждение, что голова св. Георгия захоронена в основании одного из главных оплотов национальной религии юга Алании – святилище Джер, что три слезы Бога, древние святилища Мыкалгабыр, Таранджелос и Реком имеют православную семантику (правда Реком «раскрутить» пока не удается)… Примеров немало. Вопрос в другом – зачем это делается, для чего раздувается проблема и искусственно вносится раскол между двумя веками мирно сосуществующими параллельно и вместе религиями? Уж точно не во благо.

И еще один момент. Легенда, размещенная в газете «Стыр Ныхас», взята из сборника «Ирон таурæгътæ» (Осетинские легенды), изданного в 1989 году. То есть редакция газеты «Стыр Ныхас» вроде бы как и не при чем. Но есть такое понятие, как редакционная политика. И тогда проявляется следующий вопрос – в чем была необходимость публикации этого материала с учетом серьезных дискуссий в наше время о взаимоотношениях между сторонниками традиционной веры и официального православия? К тому же есть не мало материалов, в которых как раз указывается о разности Уастырджы и св. Георгия. Ну а то, что повествование «о крещенном» Уастырджы относится якобы к ранней эпохе, тоже не противоречит озвученным нами выше опасениям относительно попыток нивелирования национального в религиозных воззрениях нашего народа. Такие попытки, и порой успешно, предпринимались неоднократно во все времена, начиная с царизма.

Кстати, существует поучительная история с «превращением» в христианского Апостола Петра дохристианского покровителя водной среды алан Донбеттыр. Вот что пишет об этой трансформации осетинский языковед с мировым именем Василий Иванович Абаев: «Весьма любопытной оказалась судьба апостола Петра. Имя Петр (Petrus) по нормам осетинского языка получило форму Bettyr. Популярнейшим персонажем осетинской мифологии является владыка водного царства Don-Bettyr, букв. «Водный Петр». Что это за Петр? Речь может идти только об апостоле Петре… Но в народной мифологии и эпосе Don-Bettyr обладает такими чертами и функциями, которые апостолу Петру и не снились. Он живет в подводном дворце, в котором «пол из перламутра, стены – синее стекло, потолок – утренняя звезда». Приняв новую религию, надо было идентифицировать его с каким-нибудь христианским святым, и наиболее подходящим персонажем оказался «рыбак» Петр. Такая идентификация, надо полагать, не встречала особого сопротивления со стороны христианских миссионеров. Понимая, что искоренить полностью старые верования невозможно, они шли на компромисс. Они как бы говорили: «Ладно, молитесь вашему водяному, но только называйте его христианским именем(выделено нами – прим.ред.)». Таким образом, произошло отождествление древнего аланского божества с апостолом Петром».

То же самое происходит и с Уастырджы, чье имя часто идентифицируют с именем Святого Георгия, хотя есть вариация происхождения и от имени прародителя скифов Таргитая (Уас-Тарги). В любом случае, образ и восприятие небожителя-то у народа сохранилось сквозь века.

На протяжении столетий традиционная национальная вера и православие воспринимались нашим народом одинаково близко, без конфликтов. Порой даже как одно целое. Именно в этом состоит этнокультурный феномен религиозного мира осетинского народа. Однако сегодня формируется пока скрытая, но устойчивая тенденция к навязыванию доминирования одной религии. Уастырджы, в числе других немногочисленных символов осетинского народа, является частью национального самосознания. Этой высшей сущности нет у других народов, это, образно говоря, эксклюзивный религиозный символ с осетинской окраской. Но кому-то понадобилось лишить нас этого символа, выхолостить его образ.

Л. Джиоев

Газета Республика

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top