Заявления Владимира Зеленского о готовности провести на Украине референдум по вступлению в НАТО похожи на риторику президентов Южной Осетии о вступлении в состав России после неоднократно проведённых плебисцитов. Подобные действия рассчитаны на внутреннюю аудиторию, при этом внешний эффект от них скорее негативный: в обоих случаях решения будут принимать не Цхинвал и Киев, а Москва и Брюссель, которые не готовы с распростёртыми объятиями поздравить страны с успешным волеизъявлением народа.


Вопрос вступления Украины в НАТО стоял на политической повестке Киева ещё при Петре Порошенко. Неудивительно, что Зеленский в ходе своей первой зарубежной поездки в Брюссель заявил о продолжении такой линии и предложил генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу активизировать сотрудничество. Помимо готовности принять Североатлантиченский совет на Украине, президент страны потребовал от альянса увеличить усилия по обеспечению безопасности в Чёрном море. Также он подтвердил курс Украины на вступление в НАТО, который был закреплён при Порошенко на законодательном уровне. В ноябре 2018 года Верховная рада приняла в первом чтении, а в начале февраля окончательно одобрила поправки в конституцию Украины, фиксирующие курс страны на вступление в Евросоюз и НАТО.

Генсек альянса довольно сдержанно отреагировал на очередное заявление украинской стороны о желании стать частью НАТО. С одной стороны, Столтенберг подтвердил, что двери НАТО остаются открытыми для Украины, а с другой — не дал никаких конкретных обещаний и подчеркнул, что приоритетом альянса в настоящее время является проведение реформ.

Пётр Порошенко и Йенс Столтенберг

Сейчас наш фокус на реформах. Важно достичь стандартов НАТО, именно поэтому мы помогаем Украине в проведении реформ, модернизации институтов безопасности, бороться с коррупцией, приближаться к стандартам НАТО. Это единственный путь движения к будущему членству, — сказал Столтенберг.

Вероятно, именно отсутствие какой-либо конкретики со стороны НАТО и побудило Зеленского выступить с идеей проведения референдума. Она вроде бы идёт в русле его политики учёта мнения народа, в то же время посылает сигнал западным странам-членам НАТО о серьёзности намерений Киева. Только сигнал этот вряд ли будет положительно истолкован. Сомнительно, что Североатлантический альянс заинтересован в дополнительном обострении отношений с Россией, уровень которых резко понизился после событий 2014 года.

Вопрос вхождения Украины в НАТО — красная линия для Кремля и её пересечение Западом может привести к непредсказуемым последствиям. На такие риски ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне идти не готовы. Кроме того, страна, находящаяся в состоянии войны и имеющая неурегулированные территориальные проблемы, станет скорее обузой для альянса, нежели полноправным членом, а значит результаты референдума, какими бы они ни были, к достижению желанного членства Украину не приблизят. Зато могут разозлить альянс, поскольку несогласованное с НАТО проведение форума могут расценить как попытку переложить вину за пробуксовку процесса на Запад. С учётом того, что именно он является главным спонсором Украины в последние годы, такой шаг как минимум недальновиден.

Сложившаяся ситуация очень сильно напоминает действия властей Южной Осетии по проведению референдума о вхождении в состав России. Голосование там проводилось дважды — в 1992 и 2006 годах. В 2014 году Цхинвал также собирался провести плебисцит на фоне событий вокруг Крыма, но такое намерение было крайне несвоевременно и привело лишь к недовольству в Москве. Последующие попытки 2017 и 2018 годов так и остались на уровне заверений, однако отложили свой отпечаток на характер диалога Москвы с местной элитой. Невозможность присоединения Южной Осетии к России из-за позиций Запада и Грузии понятна и в Москве, и в Цхинвале, но президенты республики предпочитают закрывать на это глаза, строя свою политику на заведомо невыполнимом обещании. Россия выделяет довольно большой объём материальной помощи Южной Осетии для её развития, в то время как власти страны предпочитают перекладывать ответственность за улучшение жизни населения и обещать последнее именно после вступления в состав РФ.

Зеленский ведёт Украину по пути Южной Осетии

Несмотря на то, что Украина готовится к реализации «южноосетинского сценария» с референдумом, результат которого никак не приблизит вступление страны в НАТО, исключать его проведения в реальности не стоит. Однако такой шаг со стороны Киева явно станет более рискованным, чем попытки Цхинвала, поскольку стопроцентной гарантии положительного результата как в случае с Южной Осетией на Украине нет. Пока же все заявления остаются в большей степени популизмом.

О референдуме по вступлению в НАТО в разное время говорилось на протяжении последних пяти лет при Порошенко, и до этого этот вопрос поднимался при Викторе Ющенко, — напомнил в беседе с News.ru директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. — Никто не отважился провести референдум по вступлении в НАТО, потому что, мягко говоря, не был уверен в его благополучном исходе. То же самое правда и сейчас можно сказать. Совсем не факт, что референдум о вступлении Украины в НАТО на Украине во-первых, получит необходимую явку, а во-вторых, ответ будет позитивным.

Предложение о референдуме по вступлению в НАТО — продолжение политики Зеленского по принципу «я всё делаю с согласия народа», считает Бондаренко, при этом он отмечает, что уровень доверия к военному блоку на Украине за последние пять лет повысился, но этот фактор не гарантирует конечного успеха референдума.

Источник