Братья Губаевы: вернуться, чтобы отдать жизнь Родине12.03.2019 11:50

Братья Губаевы: вернуться, чтобы отдать жизнь РодинеВ необходимости создания этого материала нас убедил вопрос подвозившего меня водителя такси: «Никогда не слышал. А где находится эта улица?».

Общество нуждается в героях, а героям (в данном случае семьям погибших) необходимо народное признание. Несмотря на новое название улицы, мало кто называет ее улицей Братьев Губаевых. Недавно кто-то даже скинул трафарет с надписью «ул. Братьев Губаевых» на многоквартирном жилом доме и крупными буквами написал на стене «ул. Комарова». И здесь речь идет об элементарном воспитании и уважении к людям, отдавшим жизни за нашу мирную жизнь. Подобное отношение до глубины души задевает близких и родных Губаевых. В этом нам призналась сестра Зураба и Давида Губаевых – Майя Губаева.

«Пару месяцев назад мы были в поликлинике. Когда нам заполняли медкарту, я сказала медсестре, что улицу переименовали, она взглянула на меня и все равно написала — Комарова. Мне неудобно было сказать, что улица названа в честь моих братьев, защищавших республику, но было неприятно и обидно. Разве мои братья и другие ребята, погибшие за Родину, не заслуживают уважения и памяти? История, которую забывают, имеет свойство повторяться. У каждого защитника Отечества должно быть свое место в истории нашего народа», — поделилась она.

Так кто же такие братья Губаевы, в память о которых переименована улица Комарова?
Мать братьев — Натела Кокоева, одна воспитавшая троих детей в духе справедливости и патриотизма, проработала всю жизнь юристом в разных ведомствах, в последний раз в психоневрологическом диспансере. После смерти сыновей перенесла несколько инсультов. Как сильная и мудрая женщина, Натела Кокоева никогда не показывала на людях свое горе, она понимала, что жизнь продолжается… Днем улыбалась, а ночью, закрывшись в своей комнате, плакала до утра.
Когда Южная Осетия подверглась агрессии со стороны Грузии в начале 90-х годов, братья учились в Красноярске, где и обзавелись семьями.

Зураб Губаев
В декабре 1991 года, несмотря на протесты матери, Зураб Губаев вместе с женой и малолетней дочкой вернулся в Цхинвал и сразу вступил в ряды ОМОН. Понимая серьезность сложившейся в республике обстановки, 19 мая 1992 года, за день до Зарской трагедии, он отправил семью обратно в Красноярск. Около двух недель, до дня своей гибели, командир взвода ОМОН Зураб Губаев вместе с подчиненными не ночевал дома, только изредка забегал проведать мать.

7 июня 1992 года третий взвод ОМОНа, состоявший из 17 человек, под командованием Зураба Губаева заступил на охрану поста в районе ТЭК. После обеда грузины неожиданно начали обстреливать пост, завязался неравный бой. Позже его сослуживцы рассказали родным, как отчаянно и храбро воевал и какой героической смертью пал их Зура. По словам омоновцев, он бы успел убежать, но считал ниже своего достоинства прятаться от врага. В ходе перестрелки он вылез из БМП и один пошел прямо на врага, отстреливался до последнего патрона. Выстрелом в голову он был убит.

Соседи знали уже, что Зураб Губаев погиб в бою, но ни у кого язык не поворачивался сказать об этом матери, которая, несмотря на постоянные обстрелы города, часто выходила на крыльцо и выглядывала на улицу, надеясь увидеть подъезжающего сына.

Соседи в надежде успокоить, просили ее зайти к ним в гости, посидеть вместе, но материнское сердце предчувствовало беду. А сочувствующие взгляды соседей больше усиливали внутреннюю тревогу. Несмотря на шквал летевших пуль она доходила до большого рынка, ждала там несколько минут и снова возвращалась.
Только через пару суток после боя тела Зураба Губаева и Григория Санакоева смогли обменять с грузинской стороной. Так как окраина города, где жили Губаевы, сильно обстреливалась, погибшего привезли в дом близких родственников. Когда омоновцы приехали к Нателе Кокоевой, она вполголоса спросила: «А где Зура?». Но молчание друзей сына объяснило ей лучше любых слов, она поняла все. Похоронили Зураба Губаева в тот же день на кладбище около 5 школы. И даже во время похорон мать не смогла нормально проститься с сыном, потому что грузинские снайперы стреляли по собравшимся на кладбище.

Давид Губаев
Старший брат Зураба, Давид Губаев, узнав о гибели брата, сразу выехал из Красноярска, но на похороны брата не успел, не получилось проститься с ним. Тогда Давид Губаев решил остаться в Цхинвале и вступил в ряды ОМОН вместо погибшего брата.
Давид Губаев воевал не только за родную Южную Осетию, но и за Северную, во время осетино-ингушского конфликта.

Когда в РСО-Алания начались бои, он находился в Волгограде, помогал больному отцу. Но, узнав по телевидению о войне, сразу выехал в Северную Осетию, где встретился с другими омоновцами, приехавшими на помощь северным братьям. Во время зачисток селений от ингушей около 18 осетин собрались в одном доме передохнуть. Давид вышел на улицу и через несколько минут вернулся взволнованным: «Надо выбираться быстрее отсюда», с ним было несколько заложников-ингушей. Ингуши окружили дом и только благодаря заложникам, которых поймал Давид, осетинам сделали коридор и ребятам удалось уйти из этого дома живыми.

По словам сестры погибших братьев, Давид очень красиво рисовал, зарабатывал, рисуя на памятных плитах. И маме он обещал, что сделает Зурабу самый красивый памятник из белого мрамора, но кто знал, что он переживет младшего брата только на 5 месяцев.
«Они были совершенно разными. Зура очень хорошо учился, был умным и образованным. Давид был попроще, по сравнению с младшим братом учился хуже, но был очень предприимчивым человеком. Думаю, если так получилось, что Давид погиб не при исполнении служебных обязанностей, то Зураб точно заслуживает адекватную его героизму, мужеству и смелости награду», — подчеркнула она.

По мнению Майи Губаевой, из ребят, воевавших за нашу Родину, неправильно кого-то возводить в ранг героя, а кого-то вообще не вспоминать. Семья братьев Губаевых также выразила благодарность руководству республики за то, что семья погибших получила от государства единовременные выплаты.
Мадина БЯЗРОВА

Газета Южная Осетия

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top