Героями не рождаются, ими становятся: война в воспоминаниях женщины11.03.2019 10:22

Героями не рождаются, ими становятся: война в воспоминаниях женщины

Этот слоган можно услышать часто при описании истории человека, который совершил героический поступок. А героизм проявляется в том, что человек поступает по-настоящему смело, с силой духа и желанием помочь, невзирая на сложности.

Стать героем может обычный человек, и не обязательно для этого иметь оружие.

Отважный поступок судьи Цхинвальского городского суда Мадины Брыкаловой произошел в августе 2008 года.

Война Брыкалову застала дома. Она работала тогда помощником судьи и в начале августа ушла в отпуск.

Мадина вспоминает, что, находясь в отпуске, стала замечать, как пустеет город, но значения этому не придала, ибо было лето и, вполне возможно, что люди уезжали отдыхать. Не обращала она внимания и на слухи о возможной войне.

«Почти каждое лето ходили слухи, что на город нападут, но этого не случалось, поэтому я их в серьёз не воспринимала и спокойно проводила свой отпуск дома. Вместе со мной находились моя сестра и её пятилетняя дочка. В то время обстрелы бывали, но на окраинах, а сам город пока жил относительно мирной жизнью», — говорит она.

Как и многих других жителей республики, Мадину обнадежило выступление седьмого августа по телевидению президента Грузии Михаила Саакашвили, где он заверял народ Южной Осетии, что его армия не нападёт на Цхинвал. Но, к сожалению, всё сказанное им было ложью.

«После выступления Саакашвили от души отлегло, мы поверили, что они не нападут на нас. Поздно ночью внезапно начались сильные обстрелы «Градом». Это было очень странно, а с другой стороны страшно чувствовать, как поочерёдно приближается удар, и кажется, что он сейчас накроет тебя», — вспоминает она.

Массированные обстрелы вынудили Мадину с сестрой и маленькой племянницей спуститься в подвал.

«Стало ясно, что это уже не просто перестрелка, а настоящая война. К утру над городом начали летать самолеты. Возникало такое ощущение, будто самолёт остановился прямо над твоей головой и сейчас начнёт бомбить. Мы были в ужасе от того, что маленький Цхинвал бомбили самолеты», — сказала Брыкалова.

До телефонной связи грузинские боевики добрались не сразу, поэтому в первое время у людей была возможность общаться с родственниками, спросить все ли здоровы.

Брыкалова вспоминает, что в городе началась паника, ходили разные слухи, например, о том, что мирные граждане остались без защиты.
«Помню, нам позвонили родственники и сказали, что грузинские боевики взорвали гуфтинский мост. Уже поговаривали о том, что в городе фактически не осталось вооруженных сил и нас больше некому защитить. Естественно, началась паника, появился страх за жизнь, возникали мысли, что вот сейчас враг придёт и заберёт тебя в плен или убьёт. Все ждали смерти. А с нами, кроме всего прочего, находился маленький ребёнок, за жизнь которого мы боялись больше всего», — рассказывает она.

Между обстрелами были маленькие затишья, наверное, когда враг перезаряжал орудия. В эти мгновения Мадина выбегала из подвала во двор посмотреть, цел ли ещё их дом и близлежащие дома соседей тоже. На второе утро, она увидела признаки жизни — югоосетинских ополченцев, проходящих мимо её дома.

«По улице Октябрьской шли наши парни. Это была такая радость, появилось чувство защищённости. Они нам дали надежду на жизнь, на то, что кто-то ещё держит оборону и нас защитит. Я была настолько рада их видеть, что не передать словами. Двое из них перешли через наш огород на улицу Лужкова. Я спросила у них, как они, а они успокаивали меня, заверяя, что все будет хорошо», — делится Брыкалова.

Ближе к двум часам, мимо их дома прошла вторая группа ополченцев. Мадина вспоминает, что их было человек 15, и шли они разрозненно.

«На тот момент случилось опять небольшое затишье, выстрелы были слышны, но обстрела «Градами» не было. Я смотрела на ребят через окно. Они меня увидели, начали прогонять в подвал и наказывали не выходить оттуда. Я поинтересовалась, как они себя чувствуют, и они дали понять, что всё с ними хорошо. Проведя их взглядом, я зашла внутрь, а они миновали наш дом и пошли дальше. Вдруг опять начался обстрел, и через некоторое время нам неожиданно постучали в окно. Оказалось, что во время стрельбы одного парня ранило, к нам прибежал его друг просить о помощи», — говорит она.

Дома, кроме йода у Брыкаловой ничего не нашлось, и тогда она решила поискать перевязочные материалы и лекарства у соседки, которая работала медсестрой. Соседка жила напротив, через улицу, и Мадина под сильным обстрелом перебежала к её дому. Там она взяла необходимые медикаменты и, вновь рискуя своей жизнью, направилась в сторону раненого солдата.

«Группа ребят находилась возле многоэтажного дома, который полностью сгорел во время войны. Когда я добралась до них, они стояли в подвале, окружив парня, которого подстрелили. У него было открытое огнестрельное ранение ноги чуть ниже колена. Рана была серьезной, виднелась кость. Мое появление вызвало у них чувство радости и одновременно удивления от того, как я смогла добежать невредимой. Мне тогда очень повезло, потому что пули свистели рядом», — вспоминает она.

Мадина сделала раненному обезболивающий укол, а потом помогла его друзьям наложить ему на ногу шину. К этому времени, по ее словам, подоспела машина, куда его загрузили и увезли.
«В их группе был один парень в кепке. Помню, он спрашивал меня, как я, а после попросил пойти в подвал и не выходить до затишья. Тогда в суматохе я его не узнала. Лишь спустя некоторое время мне сказали, что это был наш пристав-исполнитель Алан Тигиев», — говорит она.

Домой Брыкалова возвращалась с чувством гордости за ребят, которые защищали свой народ и свою маленькую республику.

«Они стали для меня как братья, и если бы меня тогда попросили отдать за них свою жизнь, я бы незамедлительно это сделала, потому что они воевали и погибали, защищая нас», — сказала она.

Позднее пошла информация, что на помощь малочисленному народу Южной Осетии спешит армия России. Это вселило в людей веру в то, что они спасутся.

По воспоминаниям Мадины девятого августа опять начался обстрел «Градами», и на их улице в дом 34 попал снаряд — там погибла женщина.

«Позже у нас появилась возможность уехать. По дороге нас сильно обстреляли, но не смогли попасть, и мы благополучно целыми и невредимыми добрались до Владикавказа», — делится она.

Спустя несколько лет друзья раненного тогда Владимира Гассиева нашли девушку, благодаря которой стало возможным его спасение, и организовали их встречу.

«Было неожиданно приятно увидеть его в полном здравии. Мне он запомнился бледным, безжизненным, уставшим парнем», — говорит Мадина.

Она не называет свой поступок героизмом, считая, что герои те, благодаря кому спасся народ Цхинвала.

«Героизм — это, прежде всего, поступки наших парней. Если бы их не было, нас бы уничтожили. Именно они предотвратили первую волну нападения врага, и именно они сдержали натиск грузинских боевиков до прихода российской армии», — отмечает Мадина Брыкалова.

В летописи Южной Осетии много историй, говорящих об отважных поступках людей на войне. Народ республики обязан помнить каждый их подвиг и не забывать, какой ценой досталась победа в этой страшной войне.

Авторство:

Зарина Хубаева, ИА «Рес»

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top