Новогодние сказки старого Владикавказа13.12.2018 05:27

В дореволюционной России зимние святки – двухнедельные новогодние празднества, дорогу которым открывал в ночь с 24 на 25 декабря (по старому стилю) рождественский сочельник, отмечались весело и с размахом. И в деревнях, и в городах. Не был исключением и старый Владикавказ.

Катания на санях, танцевальные и костюмированные вечера, устраивавшиеся в общественном собрании и в коммерческом клубе, елки, маскарады с лотереями-аллегри, игра в фанты – все это во время святок входило в круг любимых развлечений горожан с достатком. Как писала газета «Терские ведомости», в 1889 году во Владикавказе был устроен в честь рождественско-новогодних праздников «санный путь», а в программу зимнего народного гулянья впервые включены снежные «горы» и катки для «публики, любящей справлять праздник во всю ширь натуры». Городской трек в эти дни украшался иллюминацией, молодежь, заполнявшая катки, каталась по вечерам на коньках при свете факелов и под звуки оркестра. А на владикавказские бульвары, как вспоминали старожилы, во время святочных вечеров высыпали целые толпы ряженых.

На торжественных службах, проходивших в сочельник и в первый день православного Рождества в кафедральном соборе Михаила Архангела и в ряде других церквей города, всегда присутствовали высшие представители военных и гражданских властей столицы Терской области. В ограде Михайло-Архангельского собора проводились во время зимних праздников военные парады: полюбоваться на них собирались не только простые горожане, но и сливки владикавказского высшего общества.

«После торжественных богослужений праздничные действия перемещались в домашне-бытовую сферу. Именно здесь сохранялись национальные варианты обрядовой жизни. У осетин одним из основных рождественских ритуалов было разжигание костров. На Осетинской и Владимирской слободках устраивали костры прямо перед домами. Считалось, что огонь способен предохранить человека от злых сил. Есть и другие объяснения этого обычая. По одной версии, во время рождения Христа было холодно, а костер разожгли, чтобы согреть новорожденного; по другой – костер следует рассматривать как выражение радости по поводу благой вести – Рождества Христова, – пишет в монографии «Старый Владикавказ» доктор исторических наук Залина Канукова. – В праздничную ночь готовилось угощение для домочадцев и гостей. Считалось, что изобилие на столе является залогом сытной жизни в будущем. Осетины готовили ритуальные пироги с обильной начинкой, варили пиво, резали скот, чаще всего баранов.

Проживавшие в городе немцы праздновали Рождество три дня, но не признавали святок, ряженых. В первый день праздника они не принимали пищу до темноты или ели только рыбу. К вечеру шли в церковь на торжественное богослужение. Был распространен обычай рождественского дарообмена. Традиционными подарками для мужчин считались кисеты и трубки, для женщин – ткань на блузу или платье, платок. Особое внимание уделялось ритуальному обеду. Наряду с престижным блюдом – жареным гусем, начиненным кашей и клецками, обед включал ветчину, квашеную капусту, сладкие блюда».

Греки старого Владикавказа перед Рождеством строго соблюдали сорокадневный пост. В рождественский вечер дети и молодежь ходили колядовать по домам – ряженые, с песнями и танцами. Колядки исполнялись ими под звуки скрипки, а хозяева дома оделяли ряженых сластями и деньгами. «Вечером в каждом доме пекут пресную пышку – каландопиту, в нее запекают монетку. Пышку – питу разрезают на равные кусочки, по числу членов семьи (даже на отсутствующих). Считается, что эта монетка приносит счастье и удачу», – так рассказывается о традиционных новогодних обрядах греков-понтийцев в книге «Греки Владикавказа», изданной в республике в 2008 г. греческим обществом «Прометей». А сам Новый год (Неохрониа) был у них чисто семейным праздником: отмечали его в кругу близких.

«Этнические группы приобщались к городским формам культуры. Владикавказское грузинское общество устраивало традиционные вечера с танцами и пением, собранные средства использовались для нужд этого общества, для грузинской бесплатной школы. Осетинская молодежь, желая оказать «Обществу распространения образования и технических знаний среди горцев» посильную помощь, устраивала комические представления в домах своих соотечественников. Это был вариант традиционного осетинского колядования с исполнением песни «Хадзаронта», содержащей поздравления и пожелания благополучия хозяевам дома, – читаем у Залины Кануковой. – В 1897 году группа городской интеллигенции решила устроить на Рождество общедоступные развлечения для народа. Антрепренер городского театра К. К. Маврин выразил согласие не только уступить бесплатно театр, но и принять участие постановкой какой-нибудь пьесы, устройством народных чтений со световыми картинами. Городской голова А. Ф. Фролов выступал в роли чтеца. Это развлечение было бесплатным». А газета «Терские ведомости» в одном из первых своих в 1883 году номеров сообщала: «Святочные праздники в нынешнем сезоне во Владикавказе прошли весело и оживленно. Об этом можно судить уже по тому, что общественных развлечений разного рода было великое множество. Не говоря о ежедневных спектаклях в городском театре и цирке Фюрера, в котором представления давались иногда по два раза в день, публику развлекала почти беспрерывная вереница увеселительных вечеров, балов-маскарадов в наших клубах… Они были многолюдны, оживленные танцы продолжались «чуть не целые ночи». Было много вечеров с танцами в частных домах».

Интеллигенция и меценаты из числа состоятельных владикавказцев активно занимались в эти дни благотворительностью. В городском приюте проводились для детей-сирот рождественские елки, раздавались подарки, демонстрировались «туманные картины». А лица, желавшие посильно помочь малоимущим и сиротам, присылали свои пожертвования в редакцию «Терских ведомостей» для занесения их в специальные подписные листы.

Большой выбор новогодних подарков ждал владикавказцев (тех, конечно, кому было по карману все это приобрести) в магазинах города. «Магазин Гейтена предлагал горожанам изящные картонажи, украшения для елки, хлопушки с сюрпризами, маски, веера, домино, блестящие шары, звезды, фонари, елочные конфеты и пряники, бонбоньеры, парафиновые свечи, орехи с сюрпризами, стеклянные фрукты, украшения из папье-маше, – пишет Залина Канукова. – Магазин Белло реализовывал комнатный бенгальский огонь, елочные свечи, зажигательные нитки. Владикавказское общество потребителей к предстоящему празднику выписывало из Варшавы украшения для елки». А еще были в городе свои пиротехники, принимавшие, как информировали читателей в 1913 году все те же «Терские ведомости», заказы «на устройство праздничных фейерверков и воздушных шаров».

Источник

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top