Правозащитница Фатима Маргиева может остаться без дома06.09.2018 22:56

Арбитражный суд согласился с доводами Нацбанка и отсудил дом у Фатимы

Югоосетинская правозащитница Фатима Маргиева может лишиться дома. Арбитражный суд республики решил отобрать его в счет погашения кредита. Правозащитница заявляет о махинациях со стороны Национального банка, жертвами которого могут стать и другие жители республики.

В 2013 году, в бытность президентом Леонида Тибилова, российские кураторы придумали такую схему развития бизнеса в республике. В России создается специальное инвестиционное агентство, которое совместно с югоосетинскими партнерами принимает к рассмотрению бизнес-планы югоосетинских предпринимателей. В случае если он выдерживает экспертизу, то бизнесмен получает льготный кредит на его реализацию. Правда, было еще одно условие: предприниматель должен был внести десять процентов запрашиваемой суммы, чтобы таким образом продемонстрировать, что он не новичок и не плут, а серьезный деятель.

Среди тех, кто решил воспользоваться этой программой, были сын и невестка Фатимы Маргиевой. С согласия правозащитницы в 2013 году они заложили ее дом и взяли кредит в полтора миллиона рублей, который обязались погасить в 2016 году. Но в 2015-м сына Фатимы Дмитрия Калоева арестовали по подозрению в убийстве его друга Алана Маргиева, который незадолго до ареста бесследно исчез. Вскоре выяснилось, что Алана никто не убивал, он скончался на территории Грузии спустя двое суток после того, как Дмитрий уже сидел в СИЗО, то есть у подозреваемого было стопроцентное алиби. Но следствие по непонятным причинам уперлось и решило любыми способами упечь Дмитрия за решетку. Понятно, бизнес накрылся, обслуживать кредит было не из чего.

Пока Калоев был в заключении (его освободили в 2017 году перед президентскими выборами), представители Национального банка потребовали отдать залог в уплату кредита. Арбитражный суд согласился с доводами Нацбанка и отсудил дом у Фатимы.

Правозащитница, по ее словам, не могла разорваться между процессом над ее сыном и иском банка, поэтому попросила своего друга Нара Габараева, экономиста по образованию, разобраться в кредитных документах. Позже она возила бумаги на экспертизу во Владикавказ, где ей подробно указали на массу нарушений закона со стороны Нацбанка. Нар Габараев рассказывает про наиболее очевидные нарушения закона, которые допустил Национальный банк Южной Осетии при выдаче кредита:

«Кредит был оформлен на юридическое лицо. Невестка Фатимы должна была представить на рассмотрение бизнес-план и, в случае его одобрения, внести сто пятьдесят тысяч рублей и получить полтора миллиона рублей кредита. Но Нацбанк вместо этого выдал ей обычный потребительский кредит, как при покупке холодильника. Даже бизнес-план не потребовали, просто залог описали и выдали под него кредит. Это категорически запрещено. Самое главное нарушение в этой истории – со стороны Национального банка. Он не имеет права заниматься коммерческой деятельностью и получать прибыль. Прямо так у него в уставе и написано».

То есть деньги, предназначенные на реализацию российско-югоосетинской программы развития реального сектора экономики, Национальный банк выдавал как потребительский коммерческий кредит под залог жилья по ставке 16% годовых. Это категорически запрещено.

По словам Фатимы Маргиевой, она не одна такая, к ней уже подходят люди с аналогичными проблемами, показывают документы. Фатима говорит, что намерена бороться за свой дом. В бытность прежнего президента она пыталась оспорить решение арбитража, но тщетно. После смены власти, говорит правозащитница, появился шанс добиться справедливости:

«Я написала Анатолию Бибилову письмо, где рассказала о своей проблеме и указала на ошибки банка. Из администрации президента мне пришел ответ, что мои жалобы на банк переданы в прокуратуру для их проверки. Когда серьезные нарушения допущены государством и когда идет судебный процесс между гражданином и государством, тем более по такому делу, как отъем жилья, то все нарушения государства трактуются в пользу гражданина. Пусть государство и сотрудники банка сами несут ответственность за допущенные ошибки. Тем более что вернуть взятые деньги мы не отказываемся».

По словам Фатимы Маргиевой, ее семья не намерена уклоняться от уплаты долга. Но она будет настаивать на том, чтобы выплачивать только сумму, полученную по кредитному договору, – полтора миллиона рублей за вычетом около двухсот тысяч, которые семья уже внесла в оплату долга. Например, говорит Фатима, долги можно выплачивать из заработной платы невестки. Но есть еще один способ быстрого погашения кредита.

В бытность президентом Эдуарда Кокойты из-за ее оппозиционной деятельности сына Дмитрия Калоева два года держали в СИЗО под надуманными обвинениями. Потом его выпустили за невиновностью, но за два года в тюрьме Калоев потерял здоровье, понес моральный и материальный ущерб, за который вправе рассчитывать на компенсацию от государства. Эти деньги или их часть, считает Маргиева, можно было бы направить на погашение долга.

Мурат Гукемухов

Эхо Кавказа

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top