Нелогичный Бибилов15.04.2018 08:13

IMG_8705

                                                                                   Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Есть на карте мира такая страна  — Республика Южная Осетия, кто-то ее признает, кто-то нет, кто-то считает следствием кризиса современной системы международных отношений, кто-то живым доказательством начала эпохи многополярного мира.

Но чтобы об этой стране ни думали, у нее есть некий стержень, основа, которая позволяет южным осетинам отстаивать не просто свои права, а реализовывать вполне определенную историческую миссию. Миссию, основанную на своей собственной этнической картине мира, с ее неизменными парадигмами и целями.

Вехами и самыми яркими моментами югоосетинской миссии на сегодняшний день являются более чем 215 лет борьбы за административно-политическое единство всего осетинского народа, 96 лет со дня создания Юго-Осетинской автономии, 26 лет независимости, 10 лет признания и год со дня последней, демократической смены власти.

Если правы социологи, которые говорят, что жизнь поколения это 15-20 лет, то получается, что вот уже больше 10 поколений южные осетины упорно и настойчиво добиваются реализации своего права на восстановление исторической справедливости.

И самое удивительное, у них это получается. Десять лет назад Россия подвела политические итоги грузино-осетинского конфликта и жаркого августа 2008 года. Южная Осетия получила долгожданное признание.

Наверное, это стало самым радостным историческим событием, которое довелось пережить нашему поколению. Это была победа маленькой горстки смельчаков над судьбой, обстоятельствами и жестоким, вероломным врагом, имеющим 100-кратное численное превосходство – 30 000 южных осетин противостояли 3 миллионной Грузии.

Тогда, десять лет назад, казалось, что восстановление и развитие юга Осетии станет простой задачей, не требующей никаких сверх усилий и напряженной работы. Но история точная наука, не прощающая наивного и легкомысленного к себе отношения.

В условиях разрушенной инфраструктуры и отсутствия какой-либо собственной экономической базы Южная Осетия, к сожалению, пошла по пути целого ряда латиноамериканских стран, в которых политическая власть в середине 20 века являлась единственным источником финансового благополучия, единственным видом прибыльного бизнеса, а политика всего на всего видом «цивилизованной конкурентной борьбы». Бизнес, как говорится, ничего личного, но и ничего политического.

Неумолимая логика исторического процесса тогда привела Латинскую Америку к целой серии гражданских войн, путчей, диктатур и революций, а словосочетание «банановая республика» стало именем нарицательным.

Политический кризис 2011-12 годов в Южной Осетии прошел под знаком борьбы с коррупцией и нецелевым расходованием поступающих в республику финансовых средств. Его итогом стал приход к власти новой команды, которая обещала все исправить.

Однако пять лет спустя – в 2017 году – народ уже в первом раунде оценил эту попытку «исправления ситуации» прошедшую под знаменем «стабильности» в смешные 29 %, половина из которых были получены сомнительным путем на двух не совсем законных участках в Северной Осетии. Но дело не в этом.

Дело в том, что почти год назад югоосетинские банановые войны за прибыль, закончились очень интересным результатом: к власти в стране пришел человек не связанный ни с одной «элитной» группировкой, ни с одним «кланом», управлявшим Южной Осетией, как в советское, так и в постсоветское время.

Пришел на волне четко сформулированного мессиджа: хватит быть Макондо, хватит «пилить» бюджет и играть в оловянных солдатиков, распаляясь сомнительными идеями о своей национально исключительности, пора становиться взрослыми, пора возвращаться в большую политику, в качестве интересного и самобытного политического субъекта, имеющего свою позицию по целому ряду актуальных проблем международной и региональной политики.

Пришел и может быть где-то неумело, где-то наивно, во многих случаях излишне благородно, но почти всегда до скрежета зубов предельно честно и принципиально начал пытаться делать то, что до него в Южной Осетии не делал никто.

То есть вообще никто.

Так, например Анатолий Бибилов, впервые в политической истории Южной Осетии отказался от проведения тотальной зачистки политического пространства республики.

Если в далеком 1996 начало правления первого президента РЮО Людвига Чибирова, было омрачено кровавыми разборками между различными группировками и ОМОНом,  в 2001 году второй президент Эдуард Кокойты при поддержке братьев Тедеевых тотально избавлялся от сторонников и родственников Людвига Чибирова, а в 2012 Леонид Тибилов попытался устроить самый настоящий политический террор своему молодому оппоненту Анатолию Бибилову и членам партии «Единая Осетия», то в 2017 произошло нечто выходящие за рамки обыденного.

Четвертый президент Южной Осетии заявил, обращаясь к своим оппонентам и противникам: «Тот, кто против меня – мне не враг!» и предложил лидерам всех югоосетинских неформальных кланов не поминать старое, а принять посильное участие в управление и строительстве молодого государства.

Сторонники Эдурда Кокойты, Леонида Тибилова и Дзамболата Тедеева не просто не изгонялись из Республики, за ними были сохранены позиции в руководстве и бизнесе.

Так, например, вице-спикером Парламента стал один из лидеров аффилированной с Эдуардом Кокойты «Народной партии» Сергей Харебов, а министром сельского хозяйства друг второго экса …., Председателем Правительства человек Леонида Тибилова – Эрик Пухаев, сторонники Дзамболата Тедеева: председатель Комитета по делам молодежи Сергей Зассеев, заместитель генерального прокурора и др. сохранили свои посты.

При этом сами бывшие руководители Южной Осетии – Людвиг Чибиров, Эдуард Кокойты и Леонид Тибилов присутствуют в политической жизни РЮО, выступая на официальных ресурсах не только в качестве экспертов и ньюсмейкеров, но иногда и критиков действующего президента.

Такой демократии Южная Осетия точно раньше не знала.

Вторым неординарным шагом Анатолия Бибилова стал слом существовавшей десятилетия системы откатов и бюджетного «кормления» высокопоставленных государственных чиновников.

Если раньше «эзотерическим» смыслом управления Южной Осетии был практически бесконтрольный доступ правящего клана к бюджетным средствам и финансовым потокам с целью их дальнейшего корыстного использования, то Бибилов просто и лаконично заявил: «Ни я, ни члены моей команды воровать не будут».

Данная позиция сразу отразилась на доходах Республики и решении некоторых острых социальных вопросов.

Впервые за 25 лет «прогресса и стабильности» доходная часть югоосетинского бюджета, формируемая за счет собственных ресурсов, превысила миллиард рублей!

Понятно, что это не Бог весть какая цифра, но если смотреть в процентах, то увеличение составило около30процентов. Ни Эдуарду Кокойты, ни тем более Леониду Тибилову не удавалось даже близко подойти к таким показателям.

Уничтожение системы легализованных откатов, когда подрядные организации вынуждены были «отстегивать» чуть ли не до 50% от стоимости строительных работ различным чиновникам и «темным личностям», привело к формированию в Южной Осетии социально ответственного бизнеса.

Теперь строительная организация, получившая подряд, берет на себя обязательство вместо откатов менять крыши и строить разрушенные дома, оставшиеся после официально завершенного процесса восстановления.

Только за прошедший год на несворованные деньги было поменяно около 90 крыш, десять лет ждавших своей очереди.

Также Анатолием Бибиловым на корню была отменена практика, согласно которой руководители всех министерств и ведомств, имевшие право под отчет распоряжаться имеющимися у них финансовыми средствами, обязаны были ежемесячно заносить руководителю Южной Осетии конверты с его «долей».

Третьим «нелогичным» шагом, правда прямо вытекавшим из второго, стала объявленная Анатолием Бибиловым война коррупции. На сегодняшний день ее первыми, но, судя по всему, не последними жертвами являются бывший руководитель «Югосетнефтепродукта» Владимир Тигиев, бывший министр сельского хозяйства Виталий Плиев, заместитель председателя Комитета по связи и массовым коммуникациям Георгий Кабисов.

Всего в результате предпринятых югоосетинскими силовиками мер выявлены схемы, по которым ежегодно из республики выводились сотни миллионов рублей. И это не предел. Генеральная Прокуратура РЮО совместно с российскими коллегами возоюновляет и ведет новые дела, которые имеют реальную судебную перспективу.

Кстати в случае с Георгием Кабисовым, Анатолий Бибилов опять сделал то, чего раньше не делал никто – он отказался «договариваться» с руководством ООО «Остелекома», которое до этого момента за «долю» в своей незаконной коммерческой деятельности делала некоторых высокопоставленных югоосетинских чиновников соучастниками сотового беспредела.

И, наконец, четвертый нелогичный шаг Анатолия Бибилова связан с его принципиальным отказом формировать новый, свой собственный провластный политический «клан», стремлением создать профессиональную управленческую команду и подчеркнутой самостоятельностью в принятии тех или иных политических решений.

Впервые в истории Южной Осетии президент не стал создавать команду по признакам преданности и лояльности. Такого не было никогда. Обычно люди, приводившие к власти в Южной Осетии нового президента или обеспечивавшие его безопасность в межэлекторальный период, получали в обмен почти все.

Так было с братьями Тедеевыми, приведшими Эдуарда Кокойты и ставшими на несколько лет полновластными хозяевами Южной Осетии, потом так было с Таймуразом Хугаевым и Робертом Кокоевым. После 2012 года президентские ярлыки на управление  Южной Осетией получили Борис Чочиев, Вадим Бикоев, Сослан Гатикоев и Ахсар Лавоев.

Сегодня Республикой Южная Осетия управляет Президент, а не его родственники, фавориты или приближенные советники. Личные заслуги или родственные связи не помогают лоббировать политические или экономические решения, противоречащие  закону, логике, моральным нормам и здравому смыслу.

При этом социальные лифты в республике остаются открытыми, и задачей номер один является формирование вокруг президента профессиональной, молодой, эффективной и дерзкой команды, способной разрабатывать и реализовывать различные стратегии, действовать смело и нестандартно, добиваясь успеха в различных сферах деятельности.

Таким образом, Анатолий Бибилов стал первым в истории Южной Осетии президентом, который сознательно отказался от политических репрессий по отношению к своим оппонентам, пошел на слом системы откатов и бюджетного «кормления», не на словах, а на деле объявил войну коррупции и не стал формировать свою команду по принципу лояльности и личной преданности.

Эти шаги свидетельствуют о том, что Анатолий Бибилов не на словах, а на деле приступил  к решению проблемы повышения эффективности югоосетинской политической системы, переориентации ее с обслуживания частных коммерческих интересов югоосетинских чиновников и элитарных «кланов» на обеспечение национальных интересов всего югоосетинского государства и социума.

По этой причине главным вызовом второго года правления А.Бибилова станет вопрос – насколько заявленный Президентом курс на приобретение Южной Осетией почти утраченной в последние годы политической и экономической субъектности, принципиальный отказ от коммерциализации политики и нацеленность на реформирование системы управления, получат поддержку со стороны населения, политической элиты и представителей контрэлитных кланов.

Вопрос на самом деле не праздный, т.к. Южная Осетия находится не в идеальных физических условиях: она является частью сложной региональной военно-политической и экономической системы, Большой игры, в которой слабые пешки в любой момент могут стать фактором усиления более сильных фигур, а также  способом приобретения другими игроками тактического или стратегического преимущества.

Быть слабым непозволительная роскошь доступная только детям и безумцам, живущим в своем придуманном мире. Реальная политика требует повседневного подвига, а подвиг, в свою очередь, выхода из зоны комфорта.

Насколько югоосетинская суб- и контрэлита готова выйти из зоны комфорта и приступить к решению актуальных, а не формальных задач покажет ближайшее будущее.

Однако уже сейчас понятно, что простые, очевидные, давно назревшие и «нелогичные» шаги Анатолия Бибилова по созданию предпосылок для усиления югоосетинской политической системы остаются для некоторых политиков и общественных деятелей Южной Осетии непонятыми или даже неприемлемыми.

Наверное был прав Арсен Коцоев, который считал «аез даен»-ство главной проблемой Осетии и осетин: ведь чтобы понять другого, надо уметь не думать о себе самом и своей личной выгоде, надо уметь подниматься над своим маленьким эгоистическим мирком и брать на себя ответственность за кого-то еще.

Но это уже другая история…

Сармат Кочиев

Просмотров:

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top