Их было всего тринадцать…20.06.2019 00:04

IMG_3660

Ровно 99 лет назад,20 июня 1920 года, были расстреляны 13 участников повстанческого движения.Эта дата является одной из трагических в истории национально-освободительного движения Южной Осетии.

В хронике событий тех лет, описываемой в исторической литературе, их еще называют коммунарами.Во всем мире хорошо известна легенда про 300 спартанцев, которые отважно защищали родную землю. В трагическом прошлом Южной Осетии тоже есть малочисленные герои, отдавшие свои жизни за национальную идею. Правда, судьба обошлась с 13-тью коммунарами более жестоко, потому что вряд ли найдется на земле более коварное и подлое явление, чем геноцид.

Наверняка люди, читающие эти строки, уже неоднократно слышали о казни, которая произошла у села Прис. Долгое время детали преступления, как и имена исполнителей, оставались тайной за семью печатями. По официальной версии коммунары расстались с жизнью по инициативе солдат грузинской гвардии, которая заняла Цхинвал летом 1920 года. Одним из активных палачей стал некто Артем Лохов, позже заслуживший славу предателя национального масштаба. Отчасти эта версия действительно верна, но шокирующая правда, которая открылась южным осетинам несколько позже, заставила ужаснуться даже бывалых борцов за независимость нашей республики.

Обстоятельства дела рассматривались дважды, в 1921 и 1923 годах. Материалы следствия насчитывают более ста страниц записанных показаний и в каждом из них проступают леденящие кровь подробности случившейся трагедии.

Грузины ворвались в город 12 июня, перебили практически все мужское население города и сумели захватить в плен 13 повстанцев, которые боролись за независимость в РЮО. Ситуация сама по себе была из ряда вон выходящая, пленных меньшевики по обыкновению не брали, но в этот раз, видимо, решили организовать что-то наподобие показательной казни.

Среди пленных коммунаров был 16 летний юноша. Кульминация происходящего случилась 20 июня в 3 часа ночи. Содержавшихся в подвале героев вывели на улицу и заставили направиться восточнее Цхинвала на плато, возвышающееся над городом. На месте процессию уже поджидали священник Алексей Кванчахадзе и врач Вацлав Херш. Всю дорогу коммунарам сообщали, что они этапом отправляются в тюрьму города Гори. Но после выхода на плато был зачитан приговор о расстреле. Пленных участников сопротивления пытались заставлять силой вырыть себе могилу.

Несмотря на многочисленные удары, прикладами коммунары держались стойко и отказались от унизительного предложения. Грузинам пришлось привести из Цхинвала нескольких местных жителей, которые занялись подготовкой трашнеи. За это время ночь сменилась днем, но тбилисские рабочие из лав грузинской гвардии отказались убивать осетин. Новая заминка прекратилась после согласия Артема Лохова, Гогии Касрадзе и других меньшевиков исполнить смертельный приговор.

После формального обряда священника начала вершиться казнь. Коммунаров заставили построиться в две шеренги. Расстрельная команда находилась на расстоянии в 25 шагов. Один из активистов движения сопротивления, Андрей Джиоев, сказал речь, в которой призвал карателей не совершать трагическую ошибку и первым пал смертью храбрых. После этого послышался организованный залп. Шестнадцатилетнему юноше удалось вырваться и пробежать некоторое расстояние, но его очень быстро настигли и расстреляли конные гвардейцы. Оставшихся людей постепенно казнили одиночными выстрелами.

Как становится ясно из зафиксированных показаний, большинство палачей никогда не пожалели о коварном преступлении. Многие их них хвастались своими успехами на застольях и в пьяном угаре призывали окружающих совершать новые «подвиги» на почве «геноцида» к жителям Южной Осетии, Армении и других стран. Стоит ли говорить, что на совести этих жестоких людей были десятки, а иногда и сотни жизней ни в чем не повинных жителей Цхинвала.

По иронии судьбы большинство меньшевиков слабо представляли суть идеи, за которую они пытались сражаться. Гораздо важнее для этих нелюдей была возможность безнаказанно разбогатеть за чужой счет и поправить свое материальное положение, воспользовавшись горем жителей соседней республики.

Много воды утекло с тех пор. Большинство палачей убиты в боях или навсегда изгнаны за пределы Южной Осетии, некоторые казнены по справедливому решению военного трибунала. По всей строгости судьба наказала одного из главных карателей – Артема Лохова, который был растерзан родственниками расстрелянных героев.

Сегодня, как и почти столетие назад в наших сердцах продолжает жить память о 13-ти выдающихся сынах своего народа, 13-ти коммунарах, которые не преминули пожертвовать самым ценным, что было у них, своей жизнью, во имя благополучия многострадальной Родины в далеком будущем.

ОИП «Ныхас»

 

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top