Все страдания Майдана будут брошены к ногам банды олигархов09.04.2014 22:33

Unknown-1Большинство людей на киевском Майдане — те, кому просто надоело жить в либерально-капиталистической Украине, суть которой, уверен, совершенно не изменится после прихода к власти нынешнего режима. Страна останется такой же либерально-капиталистической, как была, разве что исчезнет влияние так называемых «македонцев» — макеевско-донецкой группировки, которая использовала силовые криминальные методы для уничтожения своих оппонентов. Уверен, что такие же методы будет использовать и пришедшая к власти новая группировка, судя по всему, днепропетровская.

Большинство людей вышли на Майдан, движимые внутренним чувством социального протеста. Но ни для кого не секрет, что те, кто направлял этот протест — согласовывали свою позицию с США и с другими иностранными государствами, которые во что бы то ни стало продвигали свой проект — ассоциированное членство Украины с Евросоюзом и вступление в НАТО. Мы видели на Майдане европейских и американских сенаторов, политиков, которые открыто привозили деньги, поддерживали политический протест, давали ему надежду и направляли его в определенное русло.

Ситуации в Донецке, Харькове, Николаеве, Луганске — естественное последствие того, что произошло в Киеве. Киевская власть сама отказалась от законной процедуры легитимного перехода полномочий, которая была согласована на встрече Кличко, Яценюка и Тягнибока с тогдашним президентом Януковичем.

Киев — это не вся Украина; Украина — страна разнообразная. Еще в декабре я говорил, что Кличко, Яценюк и Тягнибок доведут дело до появления Нестора Махно на востоке.

Сейчас мы видим, как появляется этот Нестор Махно: стихийные группы, которые ходят с флагами, причем не имеет значения, какими флагами. Украинский флаг, подвязанный красной лентой, красный флаг, флаг донецкой, николаевской, харьковской, луганской республики или черный флаг махновского движения. Главное, что эти люди говорят: «Мы не хотим подчиняться силовому перевороту, который произошел в Киеве». Киев же не намерен с ними договариваться, он прислал в эти регионы своих ставленников, своих губернаторов, которые просто исполняют волю так называемого революционного киевского правительства.

Но тогда пусть они считают, что юго-восток — это Вандея, это Дон, это Гуляй-поле, которые сейчас создают своих шуанов, Махно, своих Красновых, своих Шкуро — людей, которые не хотят подчиняться диктату Киева, как Вандея не хотела подчиняться Парижу в 1793 году, а Дон или Кубань или та же Украина не хотели подчиняться диктату Москвы в 1918 году только потому, что какая-то группа людей в столице захватила власть.

Боюсь, у Киева не хватит сил, чтобы быстро навести порядок, поэтому ситуация может развиваться по самому жесткому сценарию. В любом случае, призрак украинской гражданской войны стал сейчас как никогда более реальным.

И дело не в том, что на Востоке вывесили российский флаг — Майдан тоже проходил под не-украинскими флагами Евросоюза, там были и американские флаги. Мы видели, как на административных зданиях в Киеве развевался синий флаг со звездами, и никто по этому поводу истерик не устраивал и в обморок не падал. Естественно, каждый апеллирует к внешней силе, которую он считает своим союзником.

Я внимательно читаю блог Арсена Авакова. Недавно он сказал, что на востоке не более 25 процентов населения поддерживают идею федерализации и эти беспорядки. Думаю, он слегка преуменьшил, поскольку всякий политик преуменьшает и преувеличивает статистику в своих интересах. Но в данном случае даже 25 процентов — это серьезная сила. Это примерно такой же процент, даже чуть больше, как и та часть людей, которая бросила вызов центральной власти в 1918 году.

Напомню, что с генералом Корниловым в Ледяной поход ушло две тысячи человек — это были, в основном, не кадровые офицеры, а вольноопределяющиеся студенты вроде Сергея Эфрона, романтики, идеалисты, из которых родилось белое движение, которое за всю свою историю не превышало численности ста тысяч человек на юге России. Это было меньше 25 процентов от тех, кто тогда участвовал в Гражданской войне, большевиков было большинство.

Белые за свою правду сражались почти три года, будучи в абсолютном меньшинстве, окруженные непониманием и врагами в лице Украинской республики, Грузии, Азербайджана, Армении и имея страшного врага в лице Советской России, но не имея почти никакой поддержки, кроме ограниченной поддержки внешних держав, прежде всего, Антанты. Поэтому «меньшинство» в количестве трех тысяч человек — это полная чушь: это огромная цифра мотивированных политически, готовых идти до конца людей, за которыми есть ощущение, что они борются и сражаются за свою правду.

Украинские власти говорят, что там россияне, что там купленные люди сражаются за деньги. Так говорят про всяких добровольцев — их называют наемниками. Интербригадовцев в Испании их оппоненты тоже называли наемниками. Но мы не будем обращать внимание на пропаганду, мы должны признать, что есть ситуация серьезного политического кризиса.

У Киева пока еще остается шанс — шанс договориться, признать тех губернаторов, которые выбираются сегодня на площадях и на улицах, освободить Губарева и других арестованных СБУ и вывезенных из регионов в Киев — это обязательное условие политического процесса. Дальше им следует вступить в переговоры и рассмотреть варианты расширенной автономии восточных регионов. Не хотят федерализировать всю Украину — пусть федерализируют хотя бы какую-то часть ее территории, политически активный народ которой явно заявляет о своем желании иной политической ситуацию по отношению к Киеву.

Второй вариант — силовые решения: продолжать аресты и захваты, двигать туда боевые подразделения для наведения порядка. По этому сценарию уже шел Эдуард Шеварнадзе в Абхазии в 1992 году, Звиад Гамсахурдия в Южной Осетии в 1991 году, ельцинская Россия в 1994 году в Чечне, что привело к десятилетней кровопролитной войне, которую смогли свести на нет только одним способом — в тот момент, когда Путин пожал руку Ахмат-Хаджи Кадырову, появилась надежда на ее прекращение. Если бы этого не случилось тогда, я уверен, война шла бы до сих пор, и не было бы никакого просвета.

Военный путь, каким бы легким он ни представлялся — за несколько часов взять Грозный двумя полками — это всегда путь кровопролитной и жестокой войны, тем более она будет жестокой, если будет идти между близкими по языку и по вере.

Гражданская война между этнически и социально близкими людьми приобретает особенно свирепый характер; она с трудом раскачивается, но потом начинается кровь за кровь, акты вандализма против семей, разгуливается криминал.

Я думаю, что киевской власти нужно серьезно отнестись к тому, что сейчас там происходит, срочно избавиться от иллюзии того, что это можно прекратить силой или санкциями и репрессиями, освободить всех политзаключенных, арестованных под предлогом того, что это агенты ФСБ или ставленники России, смутьяны и сепаратисты, и провести открытые политические переговоры с народными представителями востока о том, как будут выбираться губернаторы, каким будет статус этих регионов в составе федеральной, единой и неделимой Украины.

Сегодня ссылаться на то, что большая часть Украины поддерживает унитарное государство — это то же самое, что, повторяю, в 1918 году ссылаться на то, что большинство населения Советской России поддерживает власть большевиков, а какие-то отщепенцы собрались в Новочеркасске и Ростове под властью Корнилова, Деникина, Алексеева, которые никого, мол, не представляют.

Для России гражданская война на Украине — это самый неприятный сценарий, это страшный сон. Понятно, что вынужденное введение российских войск при небезусловной поддержке большей части населения неизбежно приведет к военным столкновениям между российской армией и теми частями украинской армии, которые будут подчиняться киевскому правительству — уверен, таких будет немало.

Это приведет к столкновению с отрядами резервистов и добровольцев, которые будут набираться из других регионов Украины, да и на востоке тоже. Россия будет вовлечена в гражданскую войну с непрерывным сценарием эскалации насилия.

И, конечно, это будет иметь очень много последствий в отношениях России с Западом, с ЕС в первую очередь, которые сейчас, после крымской ситуации, осложнились в какой-то степени, но в целом имеют нормальный характер.

Самое главное, что у этой огромной российско-украинской границы, которая практически открыта и которую закрыть пока практически невозможно, будут достаточно тяжелые события с террористическими отрядами с украинской стороны, но, не исключаю, что и с российской стороны тоже. Нужна ли России такая война? Конечно, нет.

России надо, чтобы юго-восток победил политически, чтобы его население добилось своих прав, чтобы прекратился диктат Киева — любого Киева: макеевско-донецкого, оранжевого, жовто-блакитного, днепропетровского, западенского, какого угодно — над регионами Украины, и над Львовом тоже.

Я считаю, что Львов вполне мог бы поддержать сегодня Донецк, Луганск, Николаев и Харьков, если бы у Львова и Тернополя было бы политическое, а не просто этнополитическое мировоззрение. Потому что на самом деле речь идет об освобождении регионов Украны из-под киевского диктата. Не из-под власти Киева, а именно из-под диктата — финансового, экономического, кадрового и силового.

Украина должна стать чем-то, чем является современная Федеративная Республика Германия с достаточно свободными и суверенными землями, с расширенными правами этих земель, с расширенными парламентскими правами законодательных собраний этих земель, с единым федеральным президентом, который играет номинальную роль гаранта всех процедур, и с правительством, отвечающим за конкретную политику страны в целом, которое будет выбираться парламентом, может быть, в рамках какой-нибудь большой коалиции — это уж они сами решат.

Я считаю, что федерализация Украины хотя бы по германскому сценарию позволит впредь избегать господства той или иной олигархической группировки на всей территории Украины. Если сегодня Львов поддержит Донецк, Николаев, Харьков и вообще весь восток, если политики Львова станут умными и поймут, что Донецк и Харьков борются не только за свои, но и за их права, то Украина станет по-настоящему свободным демократическим государством.

Если же не поддержит, то вся борьба киевского Майдана, все страдания людей, гибель «небесной сотни» просто будут брошены к ногам очередной банды олигархов, которые, используя народный гнев, установят свое новое террористическо-капиталистическое господство на территории Украины, как это уже бывало не раз.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика
Top